banner
Янв 18, 2022
78 Просмотров

Разгадка маневров Токаева: «избиение» племянников Назарбаева пока идет «бескровно»

Драматизм проходящего сейчас процесса смены исторических эпох в Казахстане сухой язык бюрократической прозы передает гораздо лучше, чем даже самые вычурные заявления политиков и политологов. Вот, например, два официальных документа о поворотах карьеры ставшего в этом январе знаменитым племянника Назарбаева Самата Абиша.

14 января, официальное заявление Комитета Национальной безопасности Казахстана «в отношении С.Абиш»: «В связи с поступающими запросами сообщаем, что С.Абиш продолжает занимать пост первого заместителя председателя КНБ РК. С 13 января текущего года он находится в ежегодном отпуске».

17 января, официальный сайт президента Токаева, раздел «правовые акты»: «Распоряжением главы государства Абиш Самат Сатыбалдыулы освобожден от должности первого заместителя председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан».

Ничего себе «ежегодный отпуск» получился у человека — аж целых четыре дня! Но, с другой стороны, все действительно очень логично: для членов семьи Нурсултана Назарбаева течение времени сейчас резко убыстрилось.

Главной связанной с Казахстаном новостью дня в этот понедельник, безусловно, стало интервью беглого банкира Мухтара Аблязова РИА «Новости». Человек, которого на старте попытки государственного переворота за неимением «лучших кандидатур» называли кукловодом путча, заявил во Франции: «Мы разработали план, мы добьемся смены режима. Я прилечу и буду возглавлять временное правительство Казахстана сроком на полгода. Если наша партия победит на этих выборах, то тогда я стану легитимным премьер-министром. Должности президента не будет. Мы ликвидируем эту должность».

Напоминает известный анекдот про льва в зоопарке: «Неужели он все это съест?» — «Съест-то он съест, но вот только кто ему даст!»

Однако я бы не стал совсем списывать Мухтара Аблязова со счетов как «неуловимого Джо» казахстанской политики, который старательно приписывает себе чужие «заслуги» и до конца своих дней будет тщетно ждать, когда его пригласят вернуться в республику «на белом коне». Да, сейчас Аблязов в плане реального влияния на казахстанскую политику совсем не при делах. При делах — президент Токаев, благодаря исходящим от которого политическим флюидам у всех трех зятьев Нурсултана Назарбаева внезапно возникло жгучее и непреодолимое желание покинуть свои престижные и/или хорошо оплачиваемые должности.

В отличие от варианта революции, при котором живых символов предыдущего режима пригвождают к позорному столбу, в токаевском Казахстане все пока обставляется дипломатично, с политесом, позволяющим поверженным политикам сохранить свое лицо. Обращение среднего зятя Назарбаева Тимура Кулибаева к своим теперь уже бывшим подчиненным: «Уважаемые коллеги! С сегодняшнего дня я решил сложить с себя полномочия избранного председателя президиума Национальной палаты предпринимателей «Атамакен». Хочу поблагодарить делегатов съезда и членов президиума за оказанное мне доверие». Ответное письмо: «С уважением относимся к личному решению Тимура Аскаровича и выражаем благодарность за годы совместной работы».

Прежняя система власти уходит с авансцены под вежливые расшаркивания. Но вот насколько глубоким окажется этот демонтаж? Главные властные активы — это не формальные должности (тем более в общественных организациях), а активы в прямом смысле этого слова: акции, облигации и так далее. Дойдет ли до них дело? И если дойдет, то что придет на смену экономической системе, которую даже сам Токаев в недавней программной речи во время назначения нового правительства назвал «олигархической»? Другая олигархическая система — по типу того, как на смену системе Ниязова в Туркмении пришла не слишком отличная от нее по духу, стилю и внутреннему содержанию система Бердымухамедова? Я нарочно сформулировал эти вопросы в такой предельно обостренной, даже гротескной форме, чтобы показать: они не имеют простых ответов.

На фоне прочих деятелей казахстанских верхов Касым-Жомарт Токаев всегда выделялся своей подчеркнутой честностью. Он не играл в клановые игры. Он не был замечен в участии в финансовых махинациях. У него нет готовой команды родственников, готовых, словно коршуны, налететь на вакантные хлебные должности. Ну и слава богу? Ох, если бы все было так просто…

Тот факт, что идеалом для получившего сейчас рычаги президента является европейская политическая культура, никоим образом не способен изменить построенную на кланах, жузах, родах и племенах структуру казахского общества. Токаеву придется действовать не в той системе координат, в которой он бы хотел действовать, а в той, которая есть.

Одна из теневых, но очень важных ролей лидера Казахстана — поддержание баланса сил и интересов между различными группировками во власти. Помню, например, как во второй половине 90-х годов Назарбаев в три хода нейтрализовал политические амбиции одного моего большого друга — видного политика и готового кандидата в президенты от Среднего жуза (сам Нурсултан Абишевич, если кто забыл, представляет Старший жуз).

Первый ход. Потенциального конкурента переводят с работы в центральных органах госвласти на исключительно престижную, но далекую от Казахстана посольскую работу. Второй ход. Назарбаев неожиданно объявляет досрочные президентские выборы. Мой товарищ мечется, пытается договориться о едином фронте против Назарбаева с другими видными оппозиционерами, понимает бесперспективность этого занятия и соглашается на предложение Нурсултана Абишевича стать вице-премьером до выборов и премьером по их окончании. Третий ход. После президентских выборов обещание сделать этого видного политика главой правительства «забывается». Вместо этого его выталкивают на пенсию.

До тех пор, пока у Назарбаева не иссякли физические силы, он выполнял роль верховного арбитра клановых разборок просто с блеском. Осечки, конечно, случались. Пример одной из них — тот же Аблязов. Сначала, будучи лояльным функционером режима, он сколотил огромное состояние. А потом, не сумев удовлетворить свое желание забраться на самый верх властной пирамиды, сбежал за границу и обнаружил там в себе внезапную склонность к борьбе «за демократическое устройство» Казахстана. Но до большого сбоя в январе 2022 года система Назарбаева в течение трех десятилетий уберегала Казахстан от кровавой внутренней смуты. Сможет ли Токаев построить что-то лучшее и более эффективное?

В основе политическое долголетия Назарбаева лежали его безусловная харизма и его яркое видение будущего Казахстана. Да, писать эти строки сейчас, зная, чем все закончилось, как-то неловко и даже не совсем прилично. Но это на самом деле было — пока не стерлось и не исчезло под натиском льстецов. Сможет ли Токаев стать таким же ярким харизматиком? Сможет ли он захватить воображение казахстанцев своим вдохновляющим видением будущего страны? Надеюсь, что ответ на эти вопросы будет положительным. Ведь если он окажется отрицательным, то второй президент Казахстана останется в истории страны всего лишь как переходная фигура.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

128