banner
Сен 14, 2022
27 Просмотров

Нужна ли России мобилизация

В событиях на харьковском направлении, где российские войска, будучи не в состоянии остановить наступление ВСУ, были вынуждены производить «перегруппировку» и оставлять довольно большой участок освобожденной ранее территории с такими городами как Балаклея и Изюм, проявилась явная недостаточность численности войск, задействованных в спецоперации.

Первоначально численность российских войск, задействованных в СВО составляла около 200 тысяч. Вместе с подразделениями народной милиции республик она достигала 300 тысяч. Но это был максимум.

Уже после первого месяца СВО численность задействованных одновременно сил начала быстро сокращаться. И не столько из-за потерь, сколько из-за необходимости ротации. Подразделениям, которые проводили на передовой месяц и больше, участвовали в таких трудных и напряженных операциях как освобождение Мариуполя, Попасной, Северодонецка и Лисичанска — требовался отдых.

Командование СВО было вынуждено выводить из зоны спецоперации часть подразделений для отдыха и восстановления. Но заменить их на фронте было особенно некем. Причина в том, что изначально в СВО были задействованы почти все офицеры и контрактники, которых вооруженные силы России вообще могли отправить в зону спецоперации.

Именно этим и объясняется численность задействованных в СВО сил. Если бы Минобороны имело возможность отправить для проведения спецоперации 500 тысяч — оно бы наверняка отправило 500. Но 500 просто не было. Было только 200.

Общая численность вооруженных сил России — почти миллион, но этот миллион распределен по различным родам войск и военным округам. В миллионную армию России входят, к примеру, РВСН — войска, которые никаким образом не могут быть отправлены на передовую.

Кроме этого, есть войска ПВО, которые распределены по всей территории страны и прикрывают границы, крупные города, Москву — их тоже нельзя снимать с боевого дежурства в полном составе и отправлять в зону СВО.

Значительную часть армии составляют солдаты срочной службы, которых тоже было решено не отправлять в зону проведения СВО. А солдат срочной службы должен кто-то обучать, поэтому часть офицеров все равно должна была остаться в местах постоянной дислокации воинских частей. И сержанты-контрактники в качестве инструкторов тоже. Кроме этого, Россия продолжает проводить операцию в Сирии, в которой опять же задействованы офицеры и контрактники.

В результате численность подразделений, которые вооруженные силы смогли сформировать из офицеров и контрактников сухопутных войск и отправить в зону спецоперации составила 200 тысяч. И уже после первого месяца командование было вынуждено отправлять часть подразделений на отдых. А полноценной замены для отправленных на отдых не было. Поэтому численность задействованных в СВО подразделений начала сокращаться.

Кроме этого начались потери. В результате численность задействованных в СВО сил существенно снизилась.

Какова численность сил СВО в данный момент — неизвестно, но она явно меньше первоначальной. Если первоначально в СВО участвовало около 200 тысяч российских войск и еще до 100 тысяч бойцов народной милиции (итого 300 тысяч), то в настоящий момент численность примерно вдвое меньше.

В спецоперации сейчас задействовано около 150 тысяч личного состава. Для фронта протяженностью более 1000 километров это конечно очень мало. Учитывая, что часть личного состава — это тыловые подразделения, артиллерия, ПВО, штабы и связисты, плотность войск на передовой получается меньше 100 бойцов на километр.

Если учесть, что на фронте есть участки, где нужно концентрировать больше сил — например, на херсонском направлении, где ВСУ проводили наступление большими силами, а также в Донбассе, где ведутся операции по освобождению сразу нескольких городов — на остальных участках фронта плотность войск получается еще меньше, по 30-50 бойцов на километр. В условиях войны это практически вакуум.

Именно это и привело к тому, что оборона на харьковском направлении оказалась крайне разрешенной, «дырявой» и ВСУ, задействовав все свои резервы, усиленные наемниками и иностранными ЧВК, так легко прорвали оборону и пошли в наступление.

По некоторым оценкам преимущество в численности наступающих частей ВСУ на харьковском направлении было восьмикратным.

В связи с этим возникает закономерный вопрос — что делать?

Очевидно, что силами 150 тысяч решить задачи на Украине уже не получится. Этого едва хватает чтобы стабилизировать линию обороны на новых рубежах. Но про наступление и повторное освобождение Изюма, не говоря уже о Харькове — с такими силами даже речи не идет. Даже несмотря на то, что ВСУ за 6 месяцев войны понесли огромные потери (200 тысяч и больше), Украина компенсировала их за счет мобилизации и по-прежнему сохраняет численный перевес. А с учетом привлечения наемников и иностранных ЧВК этот перевес только растет.

Самым очевидным решением, конечно, является проведение мобилизации, к чему некоторые призывали с самого начала и начали с удвоенной силой призывать сейчас, после провала обороны на харьковском направлении. Однако Александр Ходаковский, известный многим командир батальона Восток, высказал по этому поводу совершенно другое мнение и я его полностью поддерживаю. Мобилизация в классическом понимании, как она проводилась в годы Великой Отечественной, когда на фронт отправляли всех от мала до велика — сегодня не нужна. И даже противопоказана.

Современная война — это война профессиональная, высокотехнологичная. Поэтому ставить под ружье миллионы и пытаться задавить противника численностью, «завалить мясом» — это путь к поражению. Это именно то, к чему Россию хотят вынудить страны НАТО — чтобы российские войска бились с украинскими «стенка на стенку», по полмиллиона с каждой стороны. А еще лучше по миллиону.

Столкнуть между собой два славянских народа, по миллиону с каждой стороны, чтобы в результате один миллион погиб, а второй остался калеками — это именно то, что нужно коллективному Западу. И чтобы Россию завалило похоронками, результатом чего станет рост антивоенных настроений, недовольство властью и в конце-концов цветная революция в Москве.

Американские политики уже высказывались, что хотят втянуть Россию в затяжную непопулярную войну с большими потерями, повторив таким образом сценарий 80-х с советской войной в Афганистане, которая тоже сыграла свою роль в распаде СССР и событиях 1991 года. Теперь этот сценарий хотят реализовать в войне на Украине.

И то, что Украина в этой войне тоже потеряет полмиллиона или миллион — западных спонсоров совершенно не беспокоит. Они готовы даже к военному поражению Украины, если одновременно с этим Россия понесет такие же большие потери, утратит боеспособность и мотивацию к продолжению войны.

Не нужно забывать, что для России война только начинается и она не сводится к боевым действиям на Украине. Вслед за Украиной Запад готов отправить на войну с Россией еще несколько стран. Молдавию, Румынию, Польшу. Их общество уже начинают готовить к войне. И неизвестно кого еще смогут «раскрутить» на конфликт. Поэтому проводить всеобщую мобилизацию и бросать на территорию Украины все силы и средства будет крайне опрометчиво.

До сих пор России удавалось проводить спецоперацию, нанося ВСУ поражения с соотношением потерь 1:10, даже при освобождении городов и штурме укрепленных позиций, что является очень хорошим соотношением, возможно рекордным среди всех больших войн последнего столетия.

Это соотношение было результатом того, что Россия задействовала в спецоперации только офицеров и контрактников, а Украина проводила мобилизацию и бросала на передовую плохо обученных резервистов, закидывала фронт пушечным мясом.

Если Россия начнет действовать так же, как Украина, это не обеспечит победу. Это обеспечит только большие потери. Соотношение потерь постепенно станет 1:1 и Россия понесет такие же потери, как понесли ВСУ. С такими же рядами свежих могил, уходящих к горизонту.

Но проблему недостаточной численности войск, задействованных в войне на территории Украины, действительно нужно решать. Как показал опыт СВО — для успешного решения задач на территории Украины необходимо как минимум 300 тысяч постоянно задействованных войск. Идеально было бы 400-500 тысяч.

Но если не проводить мобилизацию, то где их взять?

Во-первых, нужно активно привлекать на службу по контракту всех, кто прошел срочную. За время, пока продолжается СВО, в России уже прошел весенний призыв и скоро начнется осенний. Одновременно с этим в запас увольняются те, кто отслужил положенный срок. Надо просто предложить тем из увольняющихся в запас, кто проявил себя в ходе срочной службы как перспективный боец, подписание контракта. Даже если подпишет один из десяти — в масштабах всех войск это уже будет пара корпусов.

Во-вторых, нужно активно привлекать на службу по контракту тех, кто служил в прошлом, особенно ветеранов боевых действий. Пусть даже некоторые уже в возрасте — не обязательно каждому бегать по передовой с пулеметом, нужны связисты, водители, множество других специалистов. Командиры опять же. Наводчики. Операторы БПЛА. Операторы средств ПВО. Существует огромное количество позиций, на которых требуются не столько выдающиеся физические данные, сколько опыт, дисциплина, профессионализм и ответственность, которые с годами не теряются, а наоборот приобретаются.

В-третьих, существует огромное количество желающих участвовать в СВО из разных стран. До сих пор Россия вежливо отказывалась от их помощи, рассчитывая обойтись своими силами. Но опыт показал, что своих сил маловато. Наверное пришел момент, когда надо создавать механизмы, открывающие возможность участия в СВО (теперь уже в полноценной войне) для всех желающих из других стран. Возможно даже выдавать им российские паспорта чтобы приравнять в правах к российским военнослужащим и обеспечить соответствующими гарантиями. Думаю это будет справедливо, потому что если человек воюет за Россию — он должен получить право стать гражданином России.

И в-четвертых, существует такая организация как ОДКБ. В которую входит сразу несколько стран. Конечно, их армии не такие большие, как у России, но все же. Устав ОДКБ не позволяет привлекать страны к таким операциям как СВО в обязательном порядке, но можно же создать механизм чтобы их военнослужащие участвовали в добровольном. Нужно просто заинтересовать. И страны и их военных. А у России с ее ресурсами и экономикой есть масса способов сделать так чтобы у стран ОДКБ и их военных появился соответствующий интерес.

При желании можно придумать что-нибудь еще, но даже перечисленного достаточно чтобы увеличить численность сил, задействованных в украинской операции на 100-200 тысяч. То есть удвоить.

Каждый из перечисленных методов позволит сформировать пару корпусов. Кое-что из этого уже делается. Но делается явно недостаточно. В течение лета был сформирован и подготовлен «третий армейский корпус», который насколько известно пока не задействован в СВО и находится в резерве на одном из направлений. Глава Чечни Рамзан Кадыров объявил, что его республика также подготовила и направила в зону СВО до 10 тысяч бойцов в качестве пополнения.

Это все хорошо, но этого мало.

Почему Чечня — небольшая по численности населения республика — смогла подготовить и отправить 10 тысяч бойцов пополнения, а другие регионы России этого не сделали? У нас в других регионах нет военных училищ, на базе которых можно было собрать, укомплектовать и провести боевое слаживание новых подразделений? Да почти в каждом регионе есть тот или иной военный ВУЗ, не говоря уже о войсковых учебках, которые есть почти при каждой военной части.

Все это можно сделать. Можно и нужно.

Просто Россия как обычно долго запрягает и без бодрящего пинка с тормоза не снимается. Но бодрящий пинок мы как раз дождались. Пора сниматься с тормозов.

И всеобщая мобилизация тоже нужна, только не для отправки на фронт пушечного мяса, а для того чтобы вся страна поняла, что прежняя мирная жизнь закончилась и наступило военное время. Чтобы поняла и прониклась этой мыслью.

И если мы не хотим доиграться до полноценной военной мобилизации образца 41-го — нужно отнестись к происходящему со всей серьезностью уже сейчас. Со всей серьезностью, но при этом и со всей рассудительностью.

Нужна мобилизация общества. Мобилизация в головах. Нужна умная мобилизация. Мобилизация умов. А на фронт должны отправляться профессионалы.

Но профессионалов конечно нужно больше, чем 200 тысяч. Намного больше. Их надо искать, набирать и готовить. И это надо было начинать уже давно. Но раз уж не начали раньше — надо начинать сейчас.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

133