banner
Янв 8, 2022
10 Просмотров

2021-й перевернул представление о рыночной экономике

2021 год, скорее всего, войдет в историю мировой экономики как год великого дефицита. Во всем мире резко вырос спрос на многие товары – от электроники и автомобилей до стройматериалов и природного газа. Год был отмечен и невиданным за долгое время всплеском инфляции. Почему все это произошло и как долго продлится?

До пришествия коронавируса дефицит считался неотъемлемым признаком социалистической экономики. В рыночной экономике этой проблемы, казалось, не могло быть по определению. За последние пару лет мировая экономика определенно не перестала быть рыночной, но на многих рынках дефицит уже стал вполне хроническим состоянием. И если еще в начале 2021 года казалось, что проблемы, порожденные в глобальной логистике серией локдаунов, скоро начнут отступать, то теперь дефицит и спровоцированная ими инфляция все больше воспринимаются как некая новая реальность.

Уже не временные трудности

Наиболее характерный пример – производство электронных чипов, исторически сосредоточенное лишь в нескольких местах на планете. Первоначально нехватка чипов возникла из-за карантина на заводах на Тайване, но затем в дело вмешались совсем другие факторы. В начале года уровень предложения уже отставал от спроса примерно на 30%. Увеличить его быстро не удалось, поскольку Тайвань столкнулся с небывалой засухой, которая привела к дефициту электроэнергии и воды, необходимых для производства чипов.

Увеличить мощности энергосистемы острова можно тривиальным способом – просто построить новый терминал по приему СПГ. Но против этого выступили экологи, и вопрос о том, строить ли терминал, был вынесен на референдум. Не так давно с небольшим отрывом победили противники проекта. А быстро развернуть производство чипов в других странах не получится – это слишком сложный бизнес.

Кризис на рынке микрочипов незамедлительно затронул их непосредственных потребителей – производителей бытовой электроники и автомобилей. На протяжении всего 2021 года одной из регулярно повторяющихся новостей мирового автопрома были сообщения его лидеров о сокращении выпуска. По оценке, приведенной в сентябрьском исследовании компании IHS Markit, из-за нехватки микросхем количество непроизведенных машин перевалило за семь миллионов штук.

Дефицит новых автомобилей и рост цен на них сразу же спроецировались на вторичный рынок: подержанные машины тоже сильно подорожали. Согласно недавней оценке аналитиков сервиса «Авито Авто», за десять месяцев автомобили с пробегом возрастом до семи лет в России выросли в цене на 42% дороже, чем за тот же период прошлого года, а в среднем за машину с рук просили 930 тыс. рублей.
Еще сильнее в России подорожали из-за дефицита некоторые виды стройматериалов: например, такие банальные товары, как плиты ДСП и металлочерепица. Из-за того, что благодаря пандемии многие россияне стали перебираться в загородное жилье, а одновременно вырос экспортный спрос на эту продукцию, ее цена подскочила в разы. В ситуацию даже пришлось вмешиваться антимонопольным органам: в феврале они возбудили дело против одного из ведущих отечественных производителей древесных плит, обнаружив, что их стоимость выросла на невероятные 300%.

Неуверенные инфляционные ожидания

Главы центробанков некоторых стран, которые сейчас повышают учетные ставки, чтобы обуздать инфляцию, выражают надежду, что в следующем году ситуация нормализуется. Например, председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, комментируя недавнее увеличение ключевой ставки до 8,5%, отметила, что к концу года цены на некоторые товары – те же плиты ДСП и металлочерепицу – стали сдавать назад.

Такую же гипотезу выдвинула и глава Европейского Центробанка Кристин Лагард, комментируя резкий скачок инфляции в Евросоюзе. В Германии, например, она сейчас находится на тридцатилетнем максимуме – прежде всего из-за роста цен на энергоресурсы, спровоцированного дефицитом газа на мировом рынке.

Непосредственные участники рынков настроены пессимистично. «Позитивную динамику на рынке чипов, как бы этого ни хотелось, мы пока не видим. Надеемся, что ситуация стабилизируется к концу 2022 года», – говорит технический директор московской компании «АТБ Электроника» Степан Фионов. По его словам, сейчас ощущается нехватка практически всех материалов, которые используются при производстве микросхем, что приводит к увеличению стоимости сырья и самих чипов.

По самым позитивным прогнозам, добавляет руководитель автомобильного экспертного центра «Автокриминалист» Максим Шелков, улучшение ситуации с полупроводниками и возврат к привычным темпам производства автомобилей, стоит ожидать не раньше 2-3 кварталов 2022 года. На данный момент, говорит руководитель направления вычислительных инфраструктур ИТ-компании КРОК Александр Сысоев, сроки поставок оборудования, содержащего микрочипы, по уже заключенным контрактам достигают 12 месяцев. Эта ситуация транслируется дальше по цепочке: тормозятся все проекты заказчиков оборудования, что сдерживает цифровизацию и автоматизацию их бизнеса.

«В течение 2022 года кризис по-прежнему будет оказывать влияние на все секторы экономики, – прогнозирует Сысоев. – Однако есть предпосылки считать, что заказчики адаптируются. Они ищут аналоги, продлевают срок жизни оборудования, переходят на арендные схемы, мигрируют в облачные решения. Производители чипов, в свою очередь, делают все возможное, чтобы нейтрализовать ситуацию. Предполагаем, что дальше, особенно в 2023 году, наступит время реализации отложенного спроса».

Цены на автомобили, считает завкафедрой коммерции и торгового дела университета «Синергия» Галина Чернухина, в 2022-23 годах могут стабилизироваться, но при этом производители, скорее всего, предсказуемо захотят возместить убытки, которые им пришлось понести во время кризиса. «В соответствии с экономическими законами неудовлетворенный спрос на товары будет компенсирован ростом цен на них, – констатирует экономист. – В статистических показателях прогнозируется восстановление экономики до уровня, который был до пандемии, но ее последствия далеко не устранены: остается значительная неопределенность в отношении уровня инфляции и в целом по поводу перспектив восстановления мировой экономики».

Потребитель заплатит за все

Безусловно, многое в борьбе с мировой инфляцией будет зависеть от активных действий центробанков. Федеральная резервная система США, отмечает ведущий экономист информационно-аналитического центра TeleTrade Петр Пушкарев не зря перестала использовать определение «временная» применительно к инфляции в стране. Рост цен американских производителей в среднем за год составил почти 9,6%, а официальная потребительская инфляция подобралась к 7% – таких показателей США тоже не видели несколько десятилетий. В следующем году ФРС может провести трехкратное повышение ставки, заявил недавно председатель американского центробанка Джером Пауэлл.

Но привычная для регуляторов игра на повышение ставок может не сработать быстро. А главное, этот эффективный препарат для лечения инфляционных обострений уже не выглядит слишком сильным после той денежной накачки, которая состоялась в 2020 году.

«Высокая инфляция, дефициты и биржевые шараханья могут стать нормой в ближайшие три-пять лет – слишком разбалансировали политики и центробанки мировую экономику, – говорит экономический аналитик портала «СОНАР-2050» Иван Лизан. – Для адаптации к новым реалиям понадобятся годы, а триллионы напечатанных в 2020 году долларов еще долго никуда не денутся – они продолжат гулять по биржам».

Ближе ко второй половине следующего года скорость раздувания глобальной инфляции, вероятно, станет ниже, но перед этим она успеет дать еще один-два сильных всплеска, считает Петр Пушкарев. В результате средние показатели инфляции во многих регионах мира могут оказаться еще выше, чем в 2021 году, а дефицит еще даст о себе знать:

«Топливо, металлы и другое сырье, стройматериалы обойдутся производителям еще дороже, причем не только из-за сохраняющихся сбоев в цепочках поставок. Сами эти логистические сбои и дефициты могут усилиться благодаря настойчивым усилиям бизнеса как можно быстрее наверстать гигантские накладные расходы и потери, понесенные за время пандемии. Темп заказов, оборотов, поставок будет нагнетаться в предчувствии возможно скорого конца пандемии, но предприниматели не могут быть в этом уверены, поэтому все будут спешить. В этом цейтноте, отбивая затраты на фоне продолжающегося роста цен, заказчики, поставщики и производители будут ценить время дороже денег.

Ну а расплачиваться за всю возникшую толчею и новые сбои неизбежно придётся простому конечному потребителю».

А непростые потребители, продолжает Пушкарев, будут пытаться уберечь свои деньги от инфляции в товарах премиум-класса — автомобилях, недвижимости, инновационной электронике, и и вслед за их растущими аппетитами будут формироваться новые дефициты. Поэтому, считает эксперт, ситуация в сфере поставок полупроводников и других комплектующих для ИТ останется непростой. Проблемы будут сохраняться и в логистике: по-прежнему дорого будут обходиться фрахт судов, транспортировка по железной дороге; вероятно, останется нехватка контейнеров и рабочих рук дальнобойщиков.

Хуже того, уже в ближайшее время могут возникнуть дефициты на тех рынках, которые раньше их благополучно избегали. В конце 2022 – начале 2023 года есть вероятность формирования дефицитов в отдельных сегментах АПК, считает аналитик инвестиционной компании «Фридом Финанс» Александр Осин. Источник проблемы, по его словам, заключается в росте стоимости удобрений, прежде всего азотных, стоимость которых зависят от динамики цен на газ. В 2021 году некоторые мировые производители удобрений уже были вынуждены остановить производство из-за того, что при текущих ценах на газ оно перестало быть рентабельным.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

130