banner
Апр 23, 2022
50 Просмотров

В июне для России наступит час Х: «Запасы иссякнут»

Вызванный санкциями экономический кризис в России при любых сценариях превзойдет по глубине и длительности коронакризисный спад 2020 года. Такой вывод делают аналитики Центробанка в свежем выпуске бюллетеня «О чем говорят тренды». Своими тезисами они расширили понятие «структурная трансформация», ранее озвученное главой регулятора Эльвирой Набиуллиной. В частности, в ЦБ ожидают, что при налаживании альтернативных поставок из-за рубежа возрастет роль «челноков».

Из-за нарушений производственных и транспортных цепочек могут пострадать даже простые отрасли с высокой степенью локализации, такие как швейное производство. «Например, пуговицы, – рассказывала Набиуллина 21 апреля в Госдуме при переутверждении своей кандидатуры на посту главы ЦБ. – Их много где делают, но поиск новых партнеров, перестройка логистики может занимать до нескольких месяцев. То же самое, например, с бумажной промышленностью: древесина у нас вся российская, но отбеливающие химикаты были импортными».

Теперь эти «трибунные» тезисы Набиуллиной получили свое научное обоснование в трудах аналитиков ЦБ.

Главное, о чем они предупреждают в своем докладе: структурная трансформация экономики будет сопровождаться технологическим регрессом. Причем – во всех тех отраслях, которые в максимальной степени используют наиболее передовые иностранные технологии, либо достигли высокого уровня цифровизации. В зоне риска находятся, в частности, машиностроение и электронная промышленность.

В эту качественно новую для себя реальность страна войдет уже во втором – начале третьего квартала. То есть в июне. На первом, адаптационном этапе главной задачей станет поиск альтернативных поставщиков и бережное использование запасов (в том числе финансовых). Проблемы будут нарастать из-за нехватки запчастей и сервисного обслуживания. В этот период государство должно принять на себя часть финансовых рисков, снизить налоги для предпринимателей.

А дальше, в условиях сохраняющихся санкций, возрастет роль небольших посреднических внешнеторговых компаний и «челночного» малого бизнеса, особенно в потребительском сегменте. Они и займутся налаживанием поставок от альтернативных зарубежных поставщиков. В каком-то смысле экономика вернется в хорошо забытые 1990-е, в буйную и нищую эпоху клетчатых сумок размером в полкомнаты, набитых турецким и китайским ширпотребом. Кстати, после дефолта 1998 года этот вид стихийной розничной и мелкооптовой торговли быстро сошел на нет.

«Последствия от санкций пока не ощущаются, поскольку в магазинах есть товарно-материальные запасы, с которыми ведется работа, – говорит заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики им Гайдара Алексей Ведев. – Но, поскольку запасы стремительно убывают, уже в июне для россиян наступит «час Х». В этом момент выяснится, насколько серьезный эффект на экономику оказали санкции, и можно ли их обойти каким-то образом. Например, организовав поставки комплектующих через третьи страны».

Сегодня появилась информация об уходе с российского рынка швейцарской компании по производству товаров для личной гигиены и здоровья Essity. Она владеет такими торговыми марками, как Zewa, Libresse и Libero, напоминает Ведев. По словам собеседника «МК», в ближайшие пару месяцев эта продукция не исчезнет из продажи, поскольку ею забиты десятки складов. А что будет дальше, не понятно.

Что касается перспектив «челночного» бизнеса, тут в лучшем случае на ум приходят майки Zara, какие-то товары конечного потребления. Ключевой вопрос на сегодняшний день – что делать с инвестиционным импортом: это машины, оборудование и комплектующие для промышленной сборки. Понятно, что «челноки» этот вопрос не решат.

«Именно летом мы ощутим четкий разрыв со всей иностранной комплектующей базой, которая у нас была, – рассуждает директор Центра исследования постиндустриального общества Владислав Иноземцев. – Закроются все логистические и производственные «щели», иссякнут все запасы. По сути, тогда и возникнут железобетонные предпосылки для того, чтобы кардинальным образом менять структуру экономики и внешней торговли, создавать новые производства, ускоренно проводить импортозамещение. Однако никто не знает, как на эту трансформацию отреагирует сама экономика. Мы уперлись в стену, это факт».

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

132