banner
Апр 22, 2022
74 Просмотров

Третья фаза спецоперации на Украине

Глава МИД России Сергей Лавров заявил о начале второй фазы спецоперации. Несмотря на то, что западные разведки и отечественные блогеры не пришли к единому мнению относительно справедливости этой констатации, статус Лаврова, а также явная активизация российских войск по всей линии фронта позволяют отнестись к этому заявлению со всей серьёзностью.

При этом источники в российской власти едины в том, что задача второй фазы спецоперации — завершение освобождения территорий ДНР/ЛНР. Естественно, у граждан России, равно как и у людей, проживающих на освобождённых территориях, не входящих в ДНР/ЛНР, сразу возник вопрос: значит ли это, что третьей фазы не будет, и какой видят российские власти судьбу территорий, освобождённых в ходе первой и второй фазы, но не входящих в состав ДНР/ЛНР?

Думаю, что российские власти сегодня не дали бы на этот вопрос чёткий и недвусмысленный ответ, поскольку возможности освобождения и денацификации территорий, находящихся под властью бандеровцев, не в последнюю очередь зависят от силы и эффективности сопротивления ВСУ, как в Донбассе, так и за его пределами, от потерь ВС РФ и корпусов ДНР/ЛНР и, соответственно, от способности продолжать операцию после завершения второго этапа.

Я, однако, не зря ещё в конце февраля, в начале первого этапа операции, приводил высказывание, приписываемое Никколо Макиавелли: «Войны начинают, когда хотят, но завершают, когда могут». Я, правда, не встречал данной мысли в его трудах. Более того, она приводится в нескольких похожих друг на друга, но не тождественных редакциях и без ссылок на конкретное произведение, что даёт нам право обоснованно сомневаться в авторстве Макиавелли. Впрочем, это не лишает цитату её несомненных достоинств — в первую очередь истинности заложенной в неё основной мысли.

Действительно, двинуть войска и начать боевые действия любой облечённый соответствующими полномочиями политик может на основании личного решения (либо соответствующей процедуры, если таковая предусматривается законом). А вот для их завершения зачастую недостаточно даже совокупных воль сторон, непосредственно участвующих в боевых действиях. Очень часто прекратить конфликт не дают третьи заинтересованные стороны. Например, германское имперское правительство было готово завершить будущую Тридцатилетнюю войну разумным компромиссом уже на третий год, но Франция и Испания (а также в меньшей мере Голландия, Дания, Швеция, курфюрсты Бранденбурга, Баварии и Саксонии), отстаивая собственные интересы, продлили её на двадцать семь дополнительных лет, в результате чего различные регионы Священной Римской империи германской нации потеряли от трети до 2/3 предвоенного населения.

Крайне сомнительно, что России дадут закончить спецоперацию по итогам второго этапа. Уже сейчас видно, что минимальным его результатом должен быть разгром донбасской и харьковской группировок ВСУ, выход к Запорожью, Днепропетровску и Полтаве. Скорее всего, по возможности предполагается также занятие Николаева, Одессы и наступление по правому берегу на север, для занятия территорий Запорожской, Днепропетровской, Николаевской и Одесской областей.

Теоретически возможностей созданной группировки должно хватить на решение всех указанных задач. Но даже если победа ограничится левобережьем и Херсоном, это было бы уже немало — достаточно для того, чтобы, в случае исчерпания боевых возможностей войск, попытаться достичь соглашения на условии сохранения российского контроля над Харьковской, Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областями.

Если не считать тезиса о денацификации, это больше, чем требовала Россия в начале спецоперации (признание российского статуса Крыма и независимости ДНР/ЛНР). Демографический потенциал Украины снижается минимум в два раза, а промышленный на три четверти. Крым получает воду и сухопутный коридор, а проблема сохранения украинского контроля над Одесским и Николаевским портами решается их уничтожением при помощи ракетно-бомбовых ударов. Если же удаётся установить контроль ещё и над Николаевской, Одесской и Днепропетровской областями, то остатки Украины потеряют практически все бюджетообразующие регионы.

Однако России не дадут завершить боевые действия по итогам второго этапа спецоперации, какими бы они ни были. Запад не просто готов к повышению ставок, но может пойти на этот шаг, не дожидаясь окончания второго этапа.

Жозеп Боррель заявил, что победу (над Россией, разумеется) надо одержать на поле боя. Олаф Шольц заметил, что России нельзя позволить одержать победу. С точки зрения большинства как российских, так и украинских граждан, вынужденный отказ РФ от занятия всей территории Украины и деструкции нацистского режима будет воспринят как победа этого режима, которому удалось откупиться территориями, но всё же уцелеть. Однако с точки зрения наших западных «друзей и партнёров» оставшийся обрубок Украины оказывается крупнейшей проблемой для НАТО и ЕС.

Во-первых, Украину (буде она уцелеет) придётся принять хотя бы в ЕС. Но оставшиеся территории, на которых останется вряд ли больше 15 миллионов населения и практически не останется промышленности, не смогут себя ни содержать, ни защищать. То есть, это станет «почётной обязанностью» Запада на десятилетия вперёд.

Во-вторых, с России нельзя будет снять санкции. Ведь обиженным остался собственный союзник. А значит, Запад будет нести потери в сотни миллиардов долларов (или евро) в год, при этом ещё и будет вынужден вкладывать десятки миллиардов в Украину (напомню, что Зеленский уже хочет 7 миллиардов долларов в месяц — 84 миллиарда в год). Нищающий под гнётом антироссийских санкций Запад, с его дышащей на ладан экономикой, просто не вытянет такие расходы.

В нынешних условиях Запад уже не меньше, а больше Украины заинтересован в победе над Россией. Ему необходимы трофеи в виде российских ресурсов. Ему необходимо устранение мощнейшей военной силы в мире, способной противостоять коллективному Западу. Ему необходим обнажённый тыл Китая, который должен стать следующей после России жертвой Запада.

Всего этого не добиться половинчатым результатом на Украине. Да, в России (в случае остановки спецоперации до выхода на западную границу) будет много недовольных, но вряд ли они двинутся на радость Западу шатать собственную власть — прививка 90-х ещё действует, да и пример украинского майдана пошёл впрок. К тому же далеко не все россияне желают полного установления контроля над Украиной. Кто-то готов удовлетвориться Донбассом, кто-то Новороссией, кому-то нужны ещё и Киев с Черниговом, но чем о более западных территориях идёт речь, тем более скептически относится большинство населения к их присоединению. А победить и потом уйти — всё равно что вовсе не побеждать.

Независимая Украина (свободная в формировании своей внешней и внутренней политики), пусть и сократившаяся в два или даже три раза, обязательно вновь станет прозападной и нацистской. Верность России может сохранить только протекторат, самостоятельность которого будет максимально ограничена.

Итак, Запад не намерен дать России возможность ограничиться частичным результатом. Более того, Запад не намерен ограничивать себя боевыми действиями только на Украине.

Недавно заместитель председателя Совбеза Дмитрий Медведев сказал, что опасность ядерной войны всегда существует и надо быть очень осторожным, чтобы её (войну) не допустить. Ни пять, ни десять лет назад он не акцентировал внимание на этой проблеме, хоть эвентуальная опасность ядерной войны существовала и тогда. Просто сейчас она стала весьма реальной. Как вы понимаете, не с Украиной Россия может вести ядерную войну.

США уже добились от своих европейских партнёров поставки на Украину всего спектра вооружений (включая самолёты). Каких-нибудь полтора месяца назад в европейских столицах этот вопрос даже не рассматривался. Максимум, готовы были присылать старые каски и иную подобную рухлядь. Сейчас речь идёт о следующем этапе — столкнуть восточноевропейцев с Россией на Украине лицом к лицу. США обрабатывают румын, а поляки уже достаточно обработаны, чтобы заявлять претензии на Калининградскую область.

Отмечу, что прибалты не так давно собирались полностью перекрыть транзит в Калининград из России, что будет неформальным объявлением войны. Сами прибалты на такой риск вряд ли пойдут, но если они будут знать, что в войну вступает Польша, то с удовольствием присоединятся.

В качестве повода для непосредственного участия вооружённых сил восточноевропейских государств в боях на территории Украины, а также для вероятного нападения на Калининград и Белоруссию должна послужить некая кровавая провокация, которую США давно обещают на Украине. Причём вина за неё заранее возложена на Россию.

Поначалу США традиционно готовили провокацию с химическим оружием. Однако для России какое-то химическое оружие смешно. Тем более, что такие провокации уже дискредитированы в Сирии. В последнее время на Украине и в США заговорили о том, что Россия, якобы расстроенная недостаточными военными успехами, может нанести ядерный удар по неким украинским объектам. На этом фоне Зеленского вернули в Киев, а недавно в Вашингтоне заявили, что украинский президент может стать героем-мучеником уже в ближайшие дни. С учётом того, что Зеленский окончательно утратил контроль над собой и всё чаще появляется перед публикой в непотребном виде, а также принимает внезапные несогласованные решения, его «героическая гибель» «на боевом посту» для американцев выход из ситуации.

Ну и почему бы не совместить приятное с полезным. Просто пристрелить Зеленского, которого охраняет британский спецназ, сложно. Возникнет вопрос: как к нему подобрались враги и куда смотрела охрана? Ударить по его резиденции ракетой — мало того что русские отследят траекторию и укажут, откуда ракета была выпущена, так ещё и нет гарантии, что Зеленский погибнет, а не просто костюм испачкает. К тому же обязательно останутся вещественные доказательства в виде корпуса ракеты, со всякими номерами и прочими идентификационными надписями.

Зато если взорвать в Киеве на Печерске небольшой (как в Хиросиме) тактический ядерный заряд, зона сплошных разрушений протянется от Лавры до Софии, Зеленский на Банковой точно станет «мёртвым героем», тысяч пятьдесят-сто «невинных жертв» среди гражданского населения также гарантированы. Разрушение Софии и Лавры станет очередным убедительным доказательством «варварства русских, не щадящих тысячелетние православные святыни». И разве кто-то в Европе посмеет усомниться в том, что ядерный удар по Киеву могли нанести только русские.

После этого Финляндия и Швеция должны без раздумий рвануть в НАТО. Поляки и румыны должны будут заявить о миротворческой миссии, призванной спасти остатки населения Украины от геноцида. Первое же столкновение с российскими войсками может послужить поводом для операции против Калининграда, причём НАТО должно будет оказать Польше и Румынии максимальную военно-техническую помощь, а также постараться нейтрализовать Балтийский флот (ситуация на Чёрном море будет зависеть от позиции Турции).

Такие действия Запада несут уже существенную угрозу российской государственности, что, согласно российской военной доктрине, может запустить процесс применения ядерного оружия. Более того, поскольку Россия уже будет обвинена в ядерной атаке Украины, британский ядерный арсенал может быть использован в любой момент, равно как и американские водородные авиабомбы, хранящиеся на европейских складах, которые, согласно американской доктрине, можно использовать с немецких самолётов.

При этом сами США, как всегда, заявят, что они в войне не участвуют, чтобы не провоцировать ядерный конфликт.

Конечно, переход военного конфликта в ядерную фазу — крайний вариант. Скорее всего, все попытаются ограничиться использованием обычных вооружений. Но с учётом позиции Запада опасность масштабирования конфликта, как в ходе второй фазы спецоперации, так и после завершения второй фазы крайне велика, как велика и опасность самых диких и кровавых провокаций с целью оправдать участие регулярных частей армий НАТО в боевых действиях на Украине.

Запад хочет победы на поле боя, а одержать такую победу, не вступив в войну, невозможно.

Ростислав Ищенко

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

132