banner
Сен 23, 2022
12 Просмотров

Спецоперация поставила новые задачи перед российской оборонкой

Объявляя о частичной мобилизации, российский президент поставил и новые задачи для отечественной оборонки. На директоров предприятий он возложил личную ответственность за наращивание выпуска оружия и боеприпасов. Что сейчас наиболее нужно российской армии и производство каких вооружений должна ускорить отечественная оборонная промышленность?

Выступая в среду с обращением, посвященным частичной мобилизации, президент Владимир Путин особо отметил значимость отечественной оборонки для решения задач украинской спецоперации. «На руководителях предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) лежит прямая ответственность за решение задач по наращиванию выпуска вооружений и военной техники, по развертыванию дополнительных производственных мощностей», – заявил глава государства.

Правительству он поручил незамедлительно решить вопросы по материальному, финансовому и ресурсному обеспечению таких предприятий. При этом россияне, работающие в ОПК, получат отсрочку от призыва по мобилизации.

После этого госкорпорация «Ростех» отчиталась, что «на многих предприятиях уже введен особый режим работы: сотрудники трудятся сверхурочно, нередко в выходные дни», тем не менее корпорация обещает увеличить производство техники для армии. «Мы тесно взаимодействуем с Министерством обороны и решаем все возникающие вопросы, что особенно важно в условиях специальной военной операции, когда от нашей техники зависит успех боевых действий и жизнь военнослужащих», – подчеркнули в корпорации.

Как напоминает ТАСС, предприятия корпорации выпускают боевые самолеты, вертолеты, бронетехнику, артиллерийские системы, высокоточное оружие, средства РЭБ, системы связи, разведки и многое другое. На долю Ростеха приходится до 40% всего оборонзаказа.

«После объявления мобилизации наш ОПК должен сосредоточиться на выпуске прежде всего техники для сухопутных войск. Это артиллерийские системы, гаубицы и, соответственно, боеприпасы к ним. Также нашим бойцам в зоне спецоперации дополнительно необходимы реактивные системы залпового огня, беспилотники, барражирующие боеприпасы», – перечисляет главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. «Безусловно, бойцы должны быть экипированы полностью – от и до. И это не только, например, бронежилеты, современные шлемы, ночная оптика. Нужны в том числе теплые, всесезонные, непромокаемые спальные мешки, чтобы был режим сна и отдыха, чтобы военные смогли выспаться на позициях», – говорит эксперт.

По мнению Коротченко, чтобы кратно увеличить выпуск оружия, в частности, следует ввести 100-процентное авансирование оборонзаказа, а функции контроля за денежными потоками передать Службе экономической безопасности ФСБ. «На этот период надо уйти от всевозможных схем контроля с использованием так называемых крашеных денег. Сейчас не до этого. Пусть ФСБ контролирует, чтобы финансирование для фронта происходило целевым образом», – предлагает военный аналитик.

Во вторник в Госдуму были внесены поправки к Уголовному кодексу, которые прямо касаются работы директоров предприятий ОПК. Как отмечало РИА «Новости», поправки предусматривают наказание за нарушение условий госконтракта. Согласно документу, если должностное лицо нарушило условия контракта по оборонзаказу, чем причинило государству ущерб не менее чем на 5% цены договора, но не менее пяти млн рублей, это карается лишением свободы на срок от пяти до 10 лет.

Также во вторник Путин провел в Кремле совещание с руководителями предприятий ОПК. «Трудовые коллективы оперативно решают нестандартные задачи, перестраивают производство, совершенствуют продукцию, опираясь на опыт реальных боевых действий. Ваши представители сами выезжают буквально на передовую», – отметил президент.

Тем не менее глава государства потребовал в кратчайшие сроки увеличить объемы производства – максимально загрузить оборудование, оптимизировать технологические циклы и, не снижая качества, сократить при этом сроки производства. Путин особо отметил, что российская техника «эффективно противостоит западным образцам вооружения». Однако он призвал исследовать натовские трофеи на Украине и, «исходя из получаемого опыта, совершенствовать, где это нужно, нашу технику».

«Конечно, нашему ОПК сейчас крайне необходимо увеличить выпуск авиации. Для этого есть все возможности. Два основных предприятия, расположенных в Комсомольске-на-Амуре и Иркутске, работают отнюдь не на полную мощность. Вся компетенция и станки есть, все цеха работают. Но сейчас нужна мобилизация экономики – это переход не на три, а на четыре смены работы, а также соответствующее финансирование. Это, вероятно, позволит увеличить производство авиации с 500 до тысячи единиц в год», – говорит военный эксперт, выпускник Высшей дипломатической академии Франции Александр Артамонов.

«Для боевой авиации у России имеются абсолютно все свои собственные комплектующие вплоть до жидкокристаллических дисплеев и матриц для них, что очень важно, например, для истребителей. При этом для роста эффективности необходимо одновременное внедрение инновационных образцов техники. Например, тепловизоры. По этим устройствам в нашей стране есть целая программа, которая, однако, некоторое время тормозилась», – посетовал эксперт.

По его словам, требуется также увеличить число боевых вертолетов. «В первую очередь это вертолеты Ми-28НМ «Ночной охотник». Лучший вертолет из всех имеющихся. В армию они поступают с 2020 года, но пока в ограниченных количествах. Насколько известно, у нас есть 98 «охотников». Для страны, которая вступает в открытую конфронтацию с НАТО, это фактически ничего», – добавляет Артамонов. Как уже не раз отмечалось, нашим военным требуется больше беспилотников, напоминает эксперт. «Нужны ударные – класса «Ланцет». Также «Гиацинт-2», который только что появился на фронте. Это беспилотник с внушительной боевой частью, высокой дальностью удара и интеллектуальной системой наведения», – уточняет собеседник.

«Процесс военного производства в России налажен, однако после заявления нашего верховного главнокомандующего, видимо, будет запущена работа по интенсификации, то есть увеличению количества производимого оружия – и боеприпасов, и непосредственно средств уничтожения. Это потребует и увеличения количества смен на предприятиях, и увеличения финансовых затрат. Конечно, и интеллектуальные ресурсы необходимо дополнительно задействовать, поскольку, например, в России есть определенные сложности с импортозамещением контрольно-проверочной аппаратуры», – говорит бывший начальник зенитно-ракетных войск командования спецназначения ВВС Сергей Хатылев.

«В первую очередь теперь поставлена задача на наращивание выпуска сложных высокоточных видов и средств поражения – например, производства ракет для авиационных комплексов «Кинжал» и оперативно-тактических комплексов «Искандер». Это очень сложная продукция, требующая достаточно большого времени как для сборки, так и для производства комплектующих», – уточнил эксперт.

Кроме того, добавляет собеседник, следует улучшить работу по ремонту бронетехники и вооружения в соответствии со степенью важности. «Во всех военных частях есть перевозные и стационарные мастерские. Но не всегда можно починить технику на этом уровне. Более сложный ремонт, замена каких-то запчастей производятся на тех же предприятиях, где и выпускается данный вид техники», – пояснил эксперт.

Что касается более сложных видов военной техники, в том числе авиации, то быстро увеличить их производство по объективным причинам не получится, напоминает Хатылев. «На производство самолетов, вертолетов, кораблей и так далее уходят не месяцы, а годы. Поэтому увеличение их количества в сжатые сроки невозможно», – сетует собеседник.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

136