banner
Сен 12, 2022
19 Просмотров

Скрытый смысл ударов по ТЭЦ Украины

Фраза «уходя, гасите свет» стала, конечно, фразой последних суток. Сосредоточенные, угрюмые, злые после «перегруппировки войск в районах Балаклеи и Изюма» многие россияне выдохнули, когда «Калибры» разнесли в щепки крупнейшие украинские ТЭЦ и Украина погрузилась во тьму. А должны даже если и не выдыхать, то уверенно, с подавляющим превосходством смотреть на противника.

22 мая 1949 года тело министра обороны США Джеймса Форрестола нашли под окнами Национального военно-медицинского центра имени Уолтера Рида (Бетесда, штат Мэриленд). Во время болезни Форрестол повторял: «Русские идут, русские идут. Они везде. Я видел русских солдат». Ну и не пережил этого ужаса.

Состояние Форрестола — это именно то состояние, которое должно бы испытывать политическое и военное украинство.

Однако президент Украины в интервью CNN заявляет: «Это мой принцип — я не говорю с теми, кто ставит ультиматумы». И добавляет, что украинская сторона будет «сражаться до конца», а договор между Россией и Украиной может быть заключен только после ухода российских войск с украинских территорий.

Секретарю СНБО Украины Алексею Данилову мало и этого: «Украину уже не устроят ни сдача Россией Крыма с Донбассом, ни репарации… Вместе с западными союзниками мы будем добиваться полной капитуляции и демилитаризации РФ». Россия, по его мнению, не должна остаться «в том виде, в каком она есть».

Откуда эта заоблачная самооценка, раздутая, как вытащенная из воды рыба-шар, самоуверенность? А значит, и мотивация, позволяющая бросаться в «контрнаступы»? Причин множество, и это даже тема для отдельного исследования.

Но вот навскидку: во-первых, ощущение национального государства Украина; во-вторых, ощущение принадлежности к «великому, светоносному» миру Запада; в-третьих, бешеная поддержка (мотивы тут не важны) этого самого Запада; в-четвертых, российские «жесты доброй воли»…

А на выходе — чувство полной безнаказанности и неуязвимости. Как у зажравшегося мальчика-мажора на блестящем спорткаре, который орет на серых гаишников: да ты знаешь, кто мой отец?

Украина вообще не боится Россию.

Но вот прилетают ракеты и наступает тьма, разрываемая только сполохами пожаров. Останавливается метро, горят от перепадов напряжения троллейбусы, перестают ходить поезда, пропадает связь. Так приходит страх. И отрезвление.

И они должны приходить регулярно. Приходить, пока начальники «воинов света» в оглохшей, ослепшей и замерзшей стране не начнут испытывать священный трепет при словах «русские идут». Покуда не будет сбита спесь и мальчик-мажор не начнет разговаривать с гаишником на «вы».

А до тех пор немногого можно добиться.

Игра в полицейский рейд против наркобарона обходится слишком дорого, особенно если учесть, что на той стороне, там, где руками украинцев воюет НАТО, все всерьез. А вот эффективность уничтожения инфраструктуры вполне может подтвердить несуществующая ныне на карте Европы страна Югославия. И называлось это в 1999 году Operation Allied Force — всего лишь операция «Союзная сила». Содержание «операции» определяется не термином, а политической волей.

Тут Дмитрий Медведев отреагировал на барские замашки президента Украины: «Некто Зеленский сказал, что он не будет вести диалог с теми, кто выдвигает ультиматумы. Нынешние «ультиматумы» — детская разминка перед требованиями будущего. И он их знает: тотальная капитуляция киевского режима на условиях России».

Слова грозные. Это точно «детская разминка». Мы увидим доказательства. Яркими всполохами в стране, где погашен свет.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

139