banner
Сен 7, 2022
31 Просмотров

России предрекли «взрыв мины замедленного действия» в экономике

В целом экономическая ситуация стабилизировалась, заявил Владимир Путин в своем выступлении на ВЭФ. Однако, добавил президент, «мы видим и проблемы в ряде отраслей и регионов, на отдельных предприятиях в стране, особенно на тех, которые были завязаны на поставки из Европы». Таким образом, президент признал некую двойственность того, что происходит с российской экономикой в условиях санкций. Но чего здесь все же больше – признаков стабилизации или рисков и угроз?

По словам Путина, инфляция замедлилась, и ко второму кварталу 2023 года выйдет на целевой уровень в 4-6%, составив по итогам года текущего 12%. Валютный и финансовый рынки таже стабилизированы, безработица в стране находится на историческом минимуме – ниже 4%, заметил глава государства в ходе выступления на пленарной сессии Восточного экономического форума. Впрочем, остаются проблемы, связанные с поставками из-за рубежа.

Президент заявил также, что Россия готова «уже завтра» возобновить работу «Северного потока-2» и поставки газа в Европу: достаточно «только кнопку нажать». Но сделать это мешают западные санкции. По словам Путина, российский трубопроводный газ всегда на несколько порядков более конкурентоспособен, чем СПГ, привозимый из-за океана. И если ведущие европейские страны считают, что им такие преимущества не нужны, «ну ничего, это нас никак не смущает, поскольку потребность в энергоресурсах в мире очень большая».

«Минэкономразвития в своем последнем отчете улучшило ключевые прогнозные показатели на 2022 год, в частности, спад ВВП ожидается на уровне 2,9% вместо прежних 4,2%, — говорит финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов. – Видимо, президент опирался на эти данные.

Инфляция в 12% достижима лишь при условии дальнейшего снижения покупательной способности граждан. Пока все к этому идет, поскольку зарплаты стагнируют, расходы домохозяйств не растут. Здесь также надо следить за действиями ЦБ: если ключевая ставка сохранится на текущей отметке, это будет дополнительным фактором, работающим на ослабление инфляции. Но цены – вещь непредсказуемая, они могут в моменте перекрыть падение, подскочив до новых высот».

Что касается темы российского трубопроводного газа, президент дал верную оценку: Европа на протяжении десятилетий получала от нас дешевое сырье и имела весомые конкурентные преимущества на мировом рынке. Сейчас, по словам Антонова, она готова отказаться от него по политическим мотивам, закупать у альтернативных поставщиков по несопоставимо более высоким ценам и даже мириться с энергокризисом на континенте, который сама и спровоцировала.

«Текущая макроэкономическая статистика свидетельствует о том, что российская экономика выбралась на некое плато, — рассуждает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – Нет ни явных признаков ее скорого резкого обрушения, ни предпосылок к быстрому отскоку вверх. И это можно назвать стабилизацией, с одной существенной поправкой: стабилизацией (или, если угодно, консервацией) кризиса.

Мы стоим перед колоссальным вызовом: никакого роста не будет, если в корне не поменять саму экономическую модель, институциональную политику, условия ведения бизнеса.

У нас ведь и безработица становится все более структурной, тут одной политикой на рынке занятости дело не поправишь. Правительство это осознает в целом, но что делать конкретно, ему непонятно. Помните, у Галича: «А из зала мне кричат – давай подробности!» Подробности – это полноценный диалог государства с бизнесом и населением, это жизнь, а не кремлевские или краснопресненские кабинеты».

Если говорить об инфляции, то сейчас она составляет 14,37%. Соответственно, показатель в 12% по итогам текущего года вполне правдоподобен, хотя есть масса обстоятельств, которые могут помешать его достичь.

«Цель по инфляции в 12% достижима, но это нельзя будет считать победой руководства страны. Оперируя официальной статистикой, оно забывает, что у рядовых россиян зарплаты не растут, — говорит специалист департамента стратегических исследований Total Research Николай Вавилов. — Следовательно, людям приходится тратить больше там, где они этого делать не планировали. В итоге экономика замедляется. Реальные последствия санкций проявятся не раньше второго полугодия 2023 года».

Именно тогда, на взгляд Вавилова, в отечественной экономике рванут мины замедленного действия в виде, прежде всего, эмбарго на поставки энергоносителей и разрыва связей с технологическими компаниями Запада, поставлявшими в Россию ПО и оборудование. И вот здесь возможен коллапс, который не смягчит никакой серый импорт.

Отечественный трубопроводный газ, действительно, экономически более выгоден для европейцев. Его не нужно везти через океан, а значит, тратиться на логистику.

У ЕС нет необходимого количества инфраструктуры, заточенной под СПГ, а на ее создание потребуется несколько лет. Почти та же история – с нефтью: европейские заводы в большинстве своем подстроены именно под российский сорт Urals, у которого специфические зернистость, содержание серы, плотность и так далее.

На переформатирование уйдет не менее полугода-года для каждого НПЗ, а это чревато остановкой производств и ростом цен.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

132