banner
Май 8, 2022
37 Просмотров

Развод понарошку

Схема рублевых расчетов за газ медленно, но верно воплощается в жизнь. Еврокомиссия фактически признала схему легитимной, часть стран приняла новые правила работы. А «отказникам» придется перекупать газ у более прагматичных соседей


Предложение Владимира Путина Европе покупать впредь российский газ за российские рубли оказалось первой контратакой России на санкционном фронте. И весьма успешной.

«Поставлять наши товары в ЕС и США и получать оплату в долларах и евро не имеет смысла», — заявил глава государства 23 марта и объявил, что газ в недружественные страны в скором времени будет продаваться только за национальную валюту. А 31 марта президент подписал указ «О специальном порядке исполнения иностранными покупателями обязательств перед российскими поставщиками природного газа», запускавший новую схему расчетов.

Покупатели из недружественных государств с 1 апреля должны открыть в уполномоченном Газпромбанке два счета: рублевый и валютный. Оплата газа в валюте контракта переводится на валютный счет, после чего банк по поручению покупателя газа покупает рубли на Московской бирже и переводит их на рублевый счет особого типа, с которого можно расплатиться с «Газпромом». Обязательство по оплате считается исполненным только после зачисления рублей на счет «Газпрома». Если же покупатель откажется платить по новой схеме, поставщик будет считать, что его контрагент не выполнил свои обязательства, и перекроет вентиль.

Надо сказать, что порядок расчетов европейцев с «Газпромом», точнее экспортной «дочкой» национального достояния, «Газпром экспортом», устроен так, что оплата производится по факту уже произведенных поставок в первой декаде месяца, следующего за месяцем поставки. Так что реальный «момент истины» в наших газовых взаимоотношениях с Европой наступает как раз на неделе выхода этого номера журнала в свет.

Но за прошедший месяц европейский расклад вокруг предложенной Россией схемы уже определился. Фаза истерики и тотального отрицания длилась недолго. Потом странам и их энергетическим компаниям пришлось делать выбор. А в конце месяца Еврокомиссия выступила с витиеватым компромиссным заявлением, из которого следовало, что принятие российской схемы расчетов за газ не будет считаться нарушением европейской санкционной дисциплины.

О готовности к работе с Россией по рублевой схеме пока сообщили компании из Германии, Австрии, Словакии, Венгрии. Принципиально против выступили Чехия, Польша, Болгария. Все три «отказника», что показательно, критически зависят от поставок газа из России. Анализ показывает, что они не смогут протянуть без российских поставок даже до начала очередного отопительного сезона. Им придется играть в давно освоенную Украиной игру в физические и виртуальные реверсы (обратные закупки) российского газа из соседних стран.

Просто страховка

Подписанный указ многих в России разочаровал своей мягкостью по отношению к контрагентам из недружественных стран. Изначально многие надеялись, что «газ за рубли» станет началом новой эры, чуть ли не заявкой на немедленное превращение рубля в полноценную международную валюту. Казалось, что мы предложим европейцам изначально доставать каким-то образом рубли, например вынудив их переводить в рубли часть своих экспортных поставок в Россию.

На самом деле никакой интернационализации рубля не произошло. Россия лишь обезопасила себя от пиратских выходок «партнеров», подобных хамской блокировке валютных резервов ЦБ.

«Основной задачей данного указа была минимизация рисков заморозки средств, получаемых “Газпромом” за поставляемый в Европу газ, а не переход на рубли как таковые», — говорит директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова. — Это решение не противоречит базовым условиям действующих контрактов, потому что прописанная валюта платежа не меняется, корректируются только банковские реквизиты».

«Странно говорить о нарушении контрактов с российской стороны, если сам ЕС заявляет о планах отказаться от 60 процентов российского газа уже в 2022 году — хотя это прямое нарушение условий контрактов. Планы установить “предельную цену” на российский газ — это предложил итальянский премьер — также не соответствуют контрактам ни в какой степени», — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

Газовая пуповина, связывающая Европу с Россией, слишком велика, чтобы ее можно было легко перерезать в одночасье, несмотря на все политические демарши. В 2021 году ЕС импортировал из России 155 млрд кубометров природного газа, что составляет около 45% совокупного импорта стран Евросоюза и около 30% общего потребления. От таких цифр не отмахиваются. Не можем просто отмахнуться от Европы, как покупателя газа и мы: на ЕС приходится три четверти наших трубопроводных поставок газа в ближнее и дальнее зарубежье, что эквивалентно почти трети суммарной годовой добычи «Газпрома».

Реализация новой схемы расчетов Европы за российский газ представляет собой любопытный кейс схватки экономической логики и политической конъюнктуры. Особенно показательно следить за ним на примере стран «отказников».

Игра в поддавки

С 27 апреля «Газпром» полностью остановил поставки газа по действующим контрактам в Болгарию и Польшу. Причиной стал отказ последних платить в рублях. Возобновление поставок, указали в «Газпроме», возможно только после того, как оплата поставленного с 1 апреля топлива от болгарского «Булгаргаза» и польского PGNiG поступит по новым реквизитам.

Болгария потребляет в год от 2,8 до 3,2 млрд кубометров газа. Порядка 70‒80% этого объема поступает из России — в конце этого года как раз истекает соответствующий долгосрочный контракт.

Вице-премьер и министр финансов Болгарии Асен Василев храбрится и обещает найти альтернативных поставщиков. Богатых газом соседей у Болгарии нет, как и своих СПГ-терминалов (да и Турция не пропускает танкеры-газовозы через Босфор). Так что все надежды на СПГ-терминал в греческом Александруполисе.

Однако, по словам бывшего замминистра энергетики Болгарии Явора Куюмджиева, стране будет не хватать 2,5 млрд кубометров газа, восполнить их невозможно. По словам вице-премьера, министра экономики и промышленности Болгарии Корнелии Ниновой, альтернативы газу из России сейчас нет и работодатели, представляющие 25 тыс. предприятий (обеспечивают 86% ВВП страны) требуют исполнить обязательства по договору с «Газпромом» по оплате поставок в рублях.

В самом деле, терминал в Александруполисе еще предстоит построить (ввод планируется в 2023 году), достаточно мощной перемычки с болгарской газовой сетью нет, да и, появись таковая, болгары выбрали бы большую часть мощности этого терминала, но ведь греки не для соседей его строят.

История с Польшей не менее увлекательна. Страна потребляет в год порядка 21 млрд кубометров газа. Собственная добыча составляет всего 4 млрд кубометров, принципиально ее расширить ресурсная база не позволяет. В целях диверсификации поставок газа поляки построили регазификационный СПГ-терминал в Свиноустье на Балтике — его мощность составляет 5 млрд кубометров в год. То есть чистый «дефицит» без трубопроводного газа из России — не менее 12 млрд кубометров в год. Наличные запасы газа в подземных хранилищах газа (ПХГ) в стране на конец апреля оценивались в районе 2,4 млрд кубометров, то есть ровно на два месяца покрытия дефицита от выпадающих поставок из России. А потом баланс не сведется вообще никак.

Большие надежды поляки возлагают на проект магистрального газопровода Baltic Pipe. Газопровод мощностью 10 млрд кубометров в год должен соединить страну с Данией, которая, в свою очередь, подключена к норвежской газотранспортной сети. Норвегия, напомним, второй крупнейший, после «Газпрома», поставщик газа в ЕС. Но и тут куча нюансов. Во-первых, договор PGNiG о бронировании мощности газопровода содержит цифру 8,5 млрд кубометров. Во-вторых, и этим кубам взяться неоткуда: Норвегия вышла на «полку» добычи (пиковый показатель 123,7 млрд кубометров достигнут в 2017 году, с тех пор началось постепенное снижение объемов добычи), нарастить добычу не позволяет ресурсная база (доказанные запасы газа в стране — 1,4 трлн кубометров, порядка 12 лет добычи при существующих темпах) и принятая в стране стратегическая ставка на развитие ВИЭ и отказ от ископаемых топлив.

Газ любит тишину

В середине апреля Еврокомиссия направила странам Евросоюза письмо с разъяснением, что компании ЕС при соблюдении ряда условий смогут оплачивать российский газ в рублях, не нарушая при этом введенные против России санкции. Фактически произошла тихая, без широкой публичной огласки, легализация схемы работы через Газпромбанк, предложенной путинским указом.

А 27 апреля Bloomberg со ссылкой на источники, близкие к «Газпрому», сообщил, что уже десять европейских компаний открыли необходимые для оплаты рублями счета в Газпромбанке, а четыре из них осуществили первые рублевые транзакции.

Нет ли тут противоречия с протяжным воем европейских политиков на широкой публике? А вот нет. Политикам — политиково, а конкретными операциями на газовом рынке занимаются коммерческие структуры — компании, а вовсе не государства. Грубо говоря, не Германия покупает газ у России, а, например, RWE у «Газпрома». Покупает под непрекращающийся аккомпанемент лозунгов публичных политиков о решительной борьбе с чем-нибудь там неправильным и нетолерантным.

Игры в реверс

Если мы откроем один из самых авторитетных статистических гроссбухов по глобальному рынку углеводородов BP Energy Outlook с данными за 2020 год (прошлогодняя статистика BP еще не суммирована), то можем, среди прочего, увидеть, что по итогам 2020 года Украина не импортировала газ из России (уже смешно), зато завезла 14,7 млрд кубометров из «прочих стран Европы». Открывается секрет просто. Конечно, речь идет не о вдруг открывшихся колоссальных газовых месторождениях той же Словакии, а о банальном реверсе — обратных поставках на Украину части прокачанных через нее объемов российского газа европейским потребителям.

Польша после отказа от покупки газа из РФ за рубли начала получать российское топливо через физический реверс из Германии. В дальнейшем
начались поставки по схеме виртуального реверса из заявок потребителей Италии и Франции

Таким же волшебным образом начала «обходиться без газа из России» и Польша.

Как сообщил официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов, Польша получала российский газ физическим реверсом из Германии, а сейчас получает виртуальным реверсом за счет заявок потребителей Италии и Франции. Виртуальный реверс — это поставки физически русского газа, но оформленного через заявки покупателей других стран. Общий объем поставок в Польшу этого как бы нероссийского газа достигал в апреле 30 млн кубометров в сутки. Как несложно подсчитать, это без малого 11 млрд кубометров в годовом выражении — как раз сравнимо с величиной гордо прекращенных поставок газа из России.

Упоминавшийся выше газопровод Baltic Pipe полностью укладывается в эту схему. В качестве ресурсного источника этого проекта указан магистральный газопровод Europipe II. По нему газ, добываемый дочерними предприятиями государственной норвежской компании Equinor на месторождениях Северного моря, поставляется в Германию. То есть Германия эти объемы не получит — их придется добирать у «Газпрома». Уже за рубли.

Примером обратного рода можно считать Австрию, которая традиционно закупает у «Газпрома» до 13 млрд кубометров газа при собственном потреблении 8,5 млрд кубометров. Или Словакию — импорт до 9 млрд кубометров при собственном потреблении 4,5‒5 млрд кубометров в год.

Так что можно ожидать разделения европейского газового рынка на два уровня. Первый открыто работает с «Газпромом» напрямую, получая газ как для собственных нужд, так и для перепродажи. Можно ожидать усиления позиций на европейском энергетическом рынке австрийской OMV и венгерской MOL. Второй уровень — под заявления об отсутствии потребности в российском газе этот самый газ активно покупается. Но не напрямую, а через посредничество первых. Выплачивая соответствующую наценку посредникам и стараясь не думать о реальном происхождении этого газа.

«Логично предположить, что текущий список “отказников” пополнится, но точно не будет равен числу действующих на начало 2022 года партнеров “Газпрома”, — полагает Мария Белова. — Что же касается схемы реверсных и прочих газовых перетоков, у каждой компании, имеющей долгосрочный контракт с российской компанией, прописаны свои годовые объемы потребления. Фактический отбор газа может быть выше или ниже, но отличаться от изначально согласованного на объем потребления, например, польской PGNIG он не может. Поэтому дальше во власти “Газпрома” отказывать европейским потребителям в дополнительных — сверх контракта — газовых номинациях, как он, собственно, и делал осенью 2021 года».

Рубль или кошелек

Между тем, по оценкам, уже к 2030 году мировое потребление природного газа вырастет более чем на 15% и превысит 4,5 трлн кубометров. Доля газа в мировом энергобалансе вырастет с 25% более чем до 28%, а рынок СПГ может вырасти более чем вдвое.

Осенью 2020 года вице-премьер России Александр Новак обещал, что к 2030 году Россия может увеличить добычу газа до 1 трлн кубометров (в 2021 году — 762 млрд кубометров), а доля России на мировом рынке СПГ может составить 25%.

При определенных технических проблемах, связанных с необходимостью импортозамещения оборудования для СПГ-отрасли, у подобного оптимизма есть предпосылки.

Во-первых, рост спроса со стороны развивающихся стран Азии. Например, только в Китае с 2010 года потребление газа выросло более чем втрое и в скором будущем может превысить уровень Европы. «Китай продолжает подписывать контракты на поставку СПГ. Уже сбился со счета», — писал в социальной сети газовый аналитик Синья Ашанк.

А это значит, что «рынка покупателя» не получается. Европа отнюдь не последняя надежда газовых экспортеров.

По прогнозу Shell, к 2040 году глобальный спрос на СПГ вырастет во всем мире до 600 млн тонн и больше. При этом даже строящиеся проекты, включая Россию, не смогут его обеспечить, и дефицит составит не менее 180 млн тонн (250 млрд кубометров).

«Предполагается, что объем СПГ, который, как ожидается, будет экспортирован из Восточного Средиземноморья, а точнее из Египта, к концу этого года, будет близок к прошлогоднему. Даже если предположить, что все грузы СПГ пойдут в страны Евросоюза, это количество будет соответствовать лишь шести процентам газа, импортируемого ими из России. Даже если допустить, что объекты СПГ в Египте в ближайшие годы выйдут на полную мощность и все грузы будут идти в страны ЕС, а все это весьма натянутые предположения, данное количество может увеличиться до 12 процентов. Кроме того, даже в случае реализации проекта газопровода Турция — Израиль замещение российского газа за счет Восточного Средиземноморья может составить не более 20 процентов. Одним словом, о том, чтобы газ Восточного Средиземноморья стал альтернативой российскому, не может быть и речи», — говорит директор по нефти и газу Ассоциации энергетических компаний средиземноморских стран Сохбет Карбуз.

Во-вторых, это ресурсный потенциал нашей страны. По данным ВР, доказанные запасы природного газа в России приближаются к 37 трлн кубометров — 20% всех мировых доказанных запасов. Минприроды России оценивает извлекаемые запасы газа в стране в 47,7 трлн кубометров, перспективные ресурсы — еще 30,3 трлн кубометров, прогнозные — еще 160,2 трлн кубометров.

«В марте ЕС опубликовал план RepowerEU, целью которого является снижение зависимости от российского газа, — говорит Мария Белова. — По первоначальным расчетам европейцев, потребности в импорте газа из России сводились к нулю к 2030 году, позже год достижения цели поменялся на более амбициозный 2027-й. С полок были взяты все ранее отправленные туда за экономической ненадобностью проекты строительства приемных терминалов СПГ и газопроводов из Африки и с Ближнего Востока. При должной политической поддержке и щедрых инвестициях они реализуемы, поэтому к концу действующего десятилетия прекращение закупок российского газа странами ЕС возможно. Однако надо понимать, что все это время мировой газовый рынок будет находиться в состоянии острого дефицита, что найдет свое отражение в ценах на газ и, соответственно, негативно отразится на экономическом состоянии всех стран — потребителей газа».

В заключение можно отметить, что в декабре прошлого года зампред правления «Газпрома» Фамил Садыгов заявлял, что компания ожидает в 2022 году среднюю экспортную цену на уровне 296 долларов за тысячу кубометров. Фактически по итогам четвертого квартала 2021 года она, по данным «Газпрома», достигла 517 долларов. По мнению аналитика по газу Центра энергетики МШУ «Сколково» Сергея Капитонова, с учетом изменившейся ситуации прогноз средней экспортной цены на 2022 год позднее может быть повышен до 500–600 долларов за тысячу кубометров.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

132