banner
Окт 12, 2021
14 Просмотров

Позабивавший на своём веку. Легендарному футболисту Никите Симоняну 95 лет!

Советский футболист Никита Симонян.

Как-то к нему подошёл незнакомый мужчина: «Простите, вы поразительно похожи на Симоняна». Он вынул из кармана фотографию с автографом и молча протянул. Мужчина посмотрел на Снимок: «Ну я же говорю, одно лицо! Не подскажете, а когда Симонян умер?»

81-летний Пеле с седыми ресницами и измученной улыбкой. Кажется, самая древняя в футболе фигура. А потом смотришь на дату рождения Симоняна – 12 октября 1926 г. И понимаешь: он ведь всё ещё в деле. Принять доклад Черчесова о бледных итогах чемпионата Европы, провести турнир ветеранов, отчитаться перед журналистами (как первый вице-президент Российского футбольного союза). «Никита Палыч, объясните…», «Никита Палыч, ваше видение…»

«Разрешите мне остаться»

Вообще-то он Мкртыч Погосович. Но этого давно никто не помнит. Армянское имя не прижилось ещё в сухумском дворе, где гонял мяч с пацанами. Микишка и Микишка.

В Сухуми семья попала транзитом через Армавир, куда бежала из Западной Армении от турецкого геноцида. Мать – на хозяйстве, отец – сапожник, каждый раз приходящий в ярость от вида разорванных футболом ботинок. Оплеухи и крики: «Я не напасусь на тебя обуви! Бросай эту хулиганскую игру». Сына душили слёзы, мать утешала: «Не злись, ему просто трудно зарабатывать». Началась война, Сухуми бомбили, Погоса ранило, полгода не вставал, какие уже тут заработки. А он всё с футболом носится, который даже бомбёжки не остановили. Ладно, хоть на трубе играть выучился, играет на демонстрациях и похоронах. А мог бы стать приличным человеком, юристом – как дядя… Спустя годы Погос будет торговать на рынке Сухуми, куда заглянут офицеры из санатория – болельщики «Спартака». Кто-то шепнёт им, что это Симонян-старший, они сгребут его в охапку и начнут подбрасывать вверх. Погос придёт домой довольный и, похоже, впервые признает, что футбол – не такое уж никчёмное дело. Скажет жене: «Сына, оказывается, уважают в Москве. Вот и мне такое внимание».

 
 
 
 
View this post on Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Иван Попов (@ivanov_gram)

В Москве Симонян-младший оказался в конце 1945-го благодаря наставникам «Крыльев Советов» Владимиру Горохову и Абраму Дангулову. «Крылья» играли в Абхазии, тренеры заметили футболиста сухумской коман­ды и решили делать из него второго Боброва. Пришли к Погосу отпрашивать. Разговор получился не из лёгких. Отец сдался, лишь когда прозвучали обещания, что в Москве будет институт, образование. Отпустил. И Симонян заиграл в столице, получил жилплощадь – чулан, прилагавшийся к подвальной комнате, в которой Горохов ютился с женой и двумя деть­ми. Постель ему соорудили на сундуке. Ужин стали делить на пятерых. И так три года.

А потом «Крылья» закончились. Команду за плохие результаты расформировали, тренеров перевели в «Спартак», а Симоняна определили в «Торпедо». Но куда он без Горохова, а Горохов без него? Попросился в «Спартак». А «Торпедо» – это ЗИС (ЗИЛ). ЗИС – это же сам Лихачёв! За Симоняном послали машину, доставили в кабинет к директору завода. «Парень, ты куда собрался?! – орал Лихачёв. – Играть надо за индустрию, а не за этих «тряпичников». За «индустрию» Симонян отказался. Расстались некрасиво, на непечатном слове.

В 1951 г. за ним отправили уже военно-транспортный самолёт. Василий Сталин желал видеть. Футболисты после сезона отдыхали в Кисловодске, смотрели кино в клубе, когда прозвучало: «Симонян – на выход». На выходе два адъютанта. Так, мол, и так – надо лететь в Москву, тебя хотят в футбольную команду ВВС забрать. Привезли. Сталин сообщил Симоняну, что поклялся прахом матери, что тот будет в его команде. И уточнил, понимает ли он, что значат такие клятвы? Симонян, похоже, не понимал, потому отказался. Тут уже не понял сам Сталин, переспросил: «Может, Хрущёва боишься?» (Формально он курировал все городские команды.) «Да нет, Василий Иосифович. Я благодаря тренеру, партнёрам состоялся как игрок в «Спартаке». Разрешите мне остаться». Сталина проняла эта искренность: «Иди, играй за свой «Спартак». И он пошёл. За «Спартак» забил 160 голов. Больше, чем кто-либо. Что до, что после.

 
 
 
 
View this post on Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от @goskomsport_ra

Отчёт перед зрителем

Стадион, полный цветов. Он сохранился только на совсем уж архивных фотографиях и в памяти Симоняна. «С букетами для футболистов на поле выбегали не только девушки, но и мужчины. Цветы несли и до игры, и после. И пиво на стадионе продавали – а драк всё равно не было. За билетами люди вставали в очередь в ночь, потому что в день матча их уже не купить». Футболисты ходили в театр, а актёры – к ним в раздевалку. Яншин, Ильинский, Весник просто смотрели, как игроки шнуруют бутсы, гетры подтягивают. Зачем? Я однажды спросил об этом Ильинского. Он объяснил: «Дело в схожести наших профессий. Что вы, что мы держим экзамен, отчёт перед зрителем. И каждая деталь вашей подготовки нам очень интересна». А потом пропали цветы, и экзамен стал необязательным. Да и гости в раздевалке другого масштаба пошли. Забежит к футболистам Киркоров, фото – на айфон, отчёт – в Инстаграм.

Память Симоняна – значки, медали, ордена. Этой весной он собрал всё, что было, и передал в спартаковский музей. Пошутил: «Пусть это станет продолжением моего выступления за «Спартак».

Он ведь, даже отходя в сторону, всегда поглядывал: как там его красно-белые? Клуб покидал дважды. Первый раз в 1965 г., будучи тренером. Нападающий «Спартака» Юрий Севидов тогда сбил на машине известного учёного Рябчикова, делавшего топливо для космических кораблей. Рябчиков умер. Севидова посадили. Симонян с тренерским штабом, как допустившие упущение в воспитательной работе, подали в отставку. Отставку обмывали в ресторане при гостинице «Ленинградская». За соседним столом сидел Гагарин. Осмелели, решили пригласить его за стол. «Гагарин ответил по-простому: «Ребята, ну зачем же за ваш стол, если можно за наш?» Мы пересели к нему и долго говорили. Он-то нам и объяснил, какой фигурой был Рябчиков».

Через пару лет, когда страсти утихли, Симонян вновь возглавил «Спартак», выиграл с ним чемпионский титул, а потом что-то расклеилось. И он принял решение уйти в «Арарат», куда давно звали. 1973 год. Погос не дожил, не узнал, что сделал сын. Впервые клуб из Армении стал чемпионом СССР, а в финале Кубка страны расправился с самим киевским «Динамо». Тогда «Арарат» на 89-й минуте счёт сравнял, а Симонян в раздевалке перед дополнительным временем произнёс: «Ребята, раз уж мы из гроба встали, глупо обратно в него ложиться». 103-я минута, второй гол, победа.

Помните «Мимино»? Сцена в грузовике, где Фрунзик Мкртчян объясняет Кикабидзе, почему к нему не пришла Лариса Ивановна. «Слушай, что ты хочешь? Если женщина каждый день артистов видит, академиков видит, космонавтов видит, Иштояна видит… Ты кто такой для неё?» Так вот, Иштоян за «Арарат» те два гола забил.

Никита Симонян.
Никита Симонян. Дедушка российского футбола Подробнее

«Нет, Палыч, не возьму»

Самая ценная для него медаль – олимпийское золото Мельбурна-1956. Первое для сборной СССР. Но своё золото Никита Симонян хотел отдать Эдуарду Стрельцову, считал, что тот заслужил (Стрельцов пропустил в Мельбурне финальный матч и по регламенту награда ему не полагалась.) Дважды предлагал: «Возьми». В ответ: «Нет, Палыч, не возьму. Тебе уже 30, а мне и 20 нет. Я ещё не одну медаль выиграю. А у тебя она, может быть, последняя». Стрельцов не выиграл. Накануне чемпионата мира – 1958 (первого для СССР) его и спартаковцев Огонькова и Татушина арестовали по обвинению в изнасиловании. На турнир сборная с капитаном Симоняном отправилась без трёх ключевых игроков, плюс травмированный Игорь Нетто и 5 матчей за 11 дней (немыслимый для современного футбола режим). Обошли Англию, попали в число лучших 8 команд. Но дальше проиграли шведам (хотя глава делегации предупреждал: «Громить их надо, как под Полтавой»), из четвертьфинала не вышли. Выступление руковод­ство посчитало провалом.

Спустя 60 лет сборная России точно так же не вышла из 1/4 финала чемпионата мира. Но всё настолько перевернулось в этом мире, что результат-2018 признали лучшим в современной истории. Даже Симонян радовался: «Удивили ребята. Никто от них такого не ждал». Впрочем, удивлять они перестали быстро, а новой футбольной жизни не случилось.

«Ребята, раз уж мы из гроба встали, глупо обратно в него ложиться». Так Никита Палыч говорит. К нему точно стоит прислушаться.

View this post on Instagram

Публикация от FC NOAH (@noah.footballclub)

Article Categories:
Спорт

Добавить комментарий

140