banner
Апр 21, 2022
37 Просмотров

После решения Путина по «Азовстали» начнется туннельная война

Владимир Путин приказал отменить штурм «Азовстали» — промзоны в Мариуполе, где засели оставшиеся в городе украинские военные, бойцы националистических батальонов и иностранные наемники. Вместо лобовой атаки будет блокирование территории. Решение это может показаться неожиданным на фоне заявлений наших военных о том, что с противником может быть покончено в течение 3-4 дней, и уж тем более на фоне заявления Рамзана Кадырова, который обещал, что уже 21 апреля «Азовсталь» будет взят. Военные эксперты, с которыми связался, пояснили изменение планов и рассказали, как может быть осуществлена блокада.

Президент, принимая доклад Сергея Шойгу, заявил, что считает штурм промзоны «нецелесообразным». Поскольку Мариуполь уже освобожден и додавливать последний локальный очаг сопротивления нет смысла с военной точки зрения.

Как отметил Путин: «Это тот случай, когда мы должны думать – мы всегда должны это делать – о сохранении жизни и здоровья наших солдат и офицеров. Не нужно лезть в эти катакомбы и ползать там под землей по промышленным объектам».

Вместо этого будет блокировка по периметру. «Заблокируйте эту промышленную зону так, чтобы муха не пролетела. Предложите еще раз всем, кто до сих пор не сложил оружие, сделать это», — приказал президент.

Таким образом, кстати, поставлена точка на украинских «хотелках» вокруг сидельцев «Азовстали» — дать возможность выйти с оружием после переговоров прямо в городе представителей России и Украины. Оставлены только два варианта: смерть или плен.

В принципе, это понял и Зеленский, который заявил, что счет для группировки идет не просто на дни, а, возможно, и на часы и, что разблокировать их военной силой у Украины нет возможности. Штиль для сидящих в подвалах «Азовстали» может оказаться страшнее штурма.

— Решение об отказе от лобового штурма — это правильное и целесообразное со всех точек зрения решение, — считает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. – Потому что мы минимизируем потери среди российских военнослужащих и военнослужащих ЛНР и ДНР. Вести боевые действия в подземных коммуникациях – это подвергать их риску. А также подвергать риску случайной гибели гражданских лиц, возможно удерживаемых в качестве заложников украинскими националистическими батальонами. Поэтому блокада периметра – это эффективное решение.

Пройдет какое-то время, закончатся запасы воды, продовольствия. Останется выбор очень простой – жизнь или смерть. Для нас главное – эффективный контроль периметра. Делается это очень просто.

Есть радиолокационные станции контроля поверхности. Это миниатюрные РЛС предназначенные для обнаружения движения каких-либо групп людей. Есть РЛС «Кредо-1Е». Это унифицированная РЛС разведки и обнаружения движущихся наземных целей. С помощью таких РЛС, которые будут установлены по периметру, с перекрытием всей зоны, любые одиночные люди, группы людей, техника – все это будет эффективно обнаруживаться. Таким образом можно будет обеспечить надежный контроль над периметром «Азовстали».

Очевидно, что по периметру должны находиться боевые подразделения, артиллеристы, минометчики, мотострелки, которые, во-первых, если будут желающие сдаться в плен, обеспечат прием, фильтрацию, конвоирование пленных, а, во-вторых, если будут предприняты попытки прорыва с боем с территории «Азовстали», применят средства поражения противника.

В представлении обывателя, контроль периметра – это забор с колючей проволокой и вышки с пулеметами. Однако на деле картина совсем другая. Уже сейчас на территории «Азовстали» мы станем свидетелями так называемой «туннельной войны».

— Наши войска контролируют поверхность и сейчас выполняют задачи по поиску выходов наверх, которые, возможно, не обнаружила воздушная разведка. Потому что выходами на поверхность могут быть какие-то места внутри цехов, технических помещений, — объясняет ведущий российский военный эксперт Алексей Леонков. – Главная цель сейчас – обследование таких помещений и завал этих выходов. Для того чтобы оставить только несколько выходов, а лучше один, через которые эти сидельцы могут покинуть подвалы «Азовстали».

При этом время работает на нас. Подрыв таких выходов, ходов, галерей – оно приводит к тому, что у сидельцев наступают очень тяжелые времена.

Тактика эта не новая. Туннельные войны могут вестись со штурмовкой или без, но практика показывает, что если противника никто не может деблокировать и ударить вам в спину, как в данном случае, то вы просто методично занимаетесь работой по поиску выходов, вентиляции и заваливаете их. Создаете невыносимые условия для тех, кто сидит под землей.

Если нарушается система вентиляции, то повышение внутренней температуры и спертый воздух способствуют тому, что первое, что заканчивается – это вода. Портятся продукты питания, растет влажность, уменьшается содержание кислорода в воздухе. А значит, нужно искать какие-то возможности выйти на поверхность.

Второй фактор, который влияет на продолжительность сидения под землей, это отходы жизнедеятельности и смерти среди сидельцев – в бетоне трупы не захоронишь. А разложение трупов — это уже катастрофа с антисанитарией. Антисанитария – главный союзник тех, кто сидит на поверхности.

— Из слов Путина об отказе от штурма не следует, что удары по «Азовстали» прекратятся.

— Можно побуждать сидельцев покинуть катакомбы какими-нибудь мощными боеприпасами. Но даже просто подрывы галерей, ходов, лазов – они тоже негативно сказываются на их психике. Потому что они будут понимать, что возможностей выхода на поверхность у них становится меньше. Это мы с вами увидим по тем алармистским заявлениям, которые теперь начнутся уже вокруг этого «сидения».

Я очень надеюсь, что для обследования галерей наши применят малые робототехнические комплексы. Они смогут обследовать, например, системы вентиляции в которые человек не залезет. Робот сможет обнаружить, что система вентиляции ведет, положим, к галерее, а там оборудован склад боеприпасов. А дальше – вызывается авиация, даются координаты и толщина перекрытия, авиация подбирает боеприпас и долбит.

— Могут быть при таком раскладе попытки прорыва?

— Могут быть неучтенные выходы на поверхность, через которые сидельцы попытаются прорваться. Но дело в том, что последние дни, когда проходила зачистка территории, они могли выходить на поверхность небольшими группами. Что говорит о том, что возможности выхода большой группы ограничены.

Даже те прорывы, которые были со стороны «Азовстали» — они готовились к ним. То есть какое-то время накапливали силы на поверхности, пользуясь помещениями цехов. Сейчас, когда поверхность под нашим контролем, такой возможности накопления нет. Поверхность должна контролироваться как пешими патрулями с поддержкой бронетехники, так и стационарными блокпостами. Должны быть и силы резерва – силы быстрого реагирования, которые должны быстро прибывать к месту возможного прорыва.

— Сколько такая туннельная война может продолжаться?

— Мы не располагаем сведениями о том, сколько у них продовольствия, воздуха и воды. Известно, что общее количество сидельцев от полутора до двух тысяч. Были бы известны запасы – можно было бы прикинуть, сколько они смогут продержаться. И чтобы не ждать, чтобы они побыстрее принимали решение, нужно, конечно, мотивировать их покинуть подземелья, как я уже говорил. Эта тактика применяется во всех туннельных войнах.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

130