banner
Янв 14, 2022
11 Просмотров

Польша создала свой аналог «Северного потока»

Варшава лелеет гигантские планы по созданию собственной «энергетической империи». Только что закончено строительство газопровода, который должен превратить Польшу в крупный газовый хаб и избавить соседние страны от «энергетической зависимости» от России. Однако сбудутся ли эти мечты – и что может помешать их осуществлению?

В конце наступившего года истечет долговременный срок договора Польши с Газпромом, который Варшава не собирается продлевать. Поляки усердно готовятся к этому событию.

Польша потребляет 20–21 млрд кубометров газа в год, но собственная добыча составляет лишь около 5 млрд. Еще порядка 5 млрд отвели СПГ-терминалу в Свиноуйсьце (пока его используют лишь на 20%). Также Варшава планирует, что с 1 октября заработает газопровод Baltic Pipe, посредством которого в Польшу хлынет газ с норвежского шельфа. Одновременно ведется скупка месторождений «голубого топлива» у берегов Норвегии.

Радостное подбрасывание чепчиков

И вот теперь завершилось строительство магистрального газопровода GIPL (Gas Interconnection Poland – Lithuania), соединяющего Литву и Польшу. Трубопровод ударными темпами строился с начала 2020 года – невзирая на ограничения, связанные с пандемией коронавируса. «Весь трубопровод длиной 165 км до границы с Польшей заполнен газом», – оповестили представители компании Amber Grid, являющейся оператором газотранспортной системы Литвы. Этот энергетический проект для Литвы обошелся в 116 млн долларов. Общая же его стоимость – около 500 млн долларов.

Газ, которым заполнили трубопровод, пока что технический. Процесс отладки объекта займет еще приблизительно полгода. Конкретная дата пуска в рабочем режиме будет объявлена дополнительно. В Вильнюсе выражают по этому поводу бурную радость. «GIPL увеличит количество доступов к альтернативным источникам газа в Балтийском регионе и обеспечит безопасность поставок газа и конкуренцию. В настоящее же время страны Балтии и Финляндия могут покупать материковый газ только у России», – заявляют в Amber Grid.

В свою очередь глава литовского газотранспортного оператора Нямунас Бикнюс отмечает: «Ситуация на газовом рынке в последнее время была очень нестабильной – что делало развитие альтернативных маршрутов передачи энергии и связей с Европой более перспективным. GIPL позволит участникам газовых рынков всех подключенных стран обеспечить эффективное использование инфраструктуры и, при необходимости, механизма солидарности – помогая друг другу в поставках энергии и торговле газом». Иначе говоря, официальные Вильнюс, Рига и Таллин в восторге от происходящего и не устают раз за разом повторять по разным поводам «останнє прощавай» России.

Достройка GIPL подается в качестве большого успеха и на Украине – хоть она к этому проекту отношения не имеет. «Балтийские страны получат доступ к рынку газа ЕС через Польшу, а Польша получает доступ к СПГ терминала в Клайпеде. Европа постоянно работает над интеграцией локальных рынков, особенно в Восточную Европу. Это позволит снизить политическое давление монопольных поставщиков газа», – торжествующе написал в соцсети глава «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон.

Свободное движение энергии?

Радуются и в ЕС, где с самого начала этому проекту придавали большое значение. «Свободное движение энергии» – так описывал цели GIPL бывший глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Для Варшавы, обуреваемой великодержавными амбициями, данный проект стал эдаким вариантом своего собственного «Северного потока». Там рассчитывают, что уже в скором времени GIPL позволит наладить поставки газа из Польши в Литву, Латвию, Эстонию и Финляндию. Польша сможет продвигать закупаемый ею сжиженный природный газ (СПГ) из Норвегии.

В свою очередь Литва рассчитывает, что сможет с помощью GIPL поставлять голубое топливо в Польшу и другие страны ЕС со своего терминала СПГ в Клайпеде. Прослеживается геополитический контекст: GIPL строится с расчетом на то, что газовые рынки стран Прибалтики станут частью единого рынка Евросоюза.

По предварительным расчетам, пропускная мощность газопровода в направлении из Польши в Литву составит 2,4 млрд м3/год, в обратном – 1,9 млрд м3/год. Ранее ГТС Литвы была связана своими трубопроводами лишь с территориями бывшего СССР, не имея связи с ЕС. Это очень тяготило литовские власти, которые, стремясь установить хоть какую-то энергетическую связь со «свободным миром», и завели тот самый плавучий терминал в Клайпеде.

Однако изначально у Литвы были надежды на гораздо более широкое применение газопровода GIPL – надежды, которые на настоящий момент оказались полностью перечеркнуты. Ведь ранее в Вильнюсе не исключали использования GIPL для экспорта газа в другие бывшие республики СССР. Литовцы строили поистине наполеоновские планы. Прежний литовский министр энергетики Жигимантас Вайчюнас в мае 2020 года заявлял: «Литва открыта для сотрудничества, и если Белоруссия окажет помощь в диверсификации энергоресурсов, нефтяных или газовых, мы готовы начать переговоры – если увидим заинтересованность со стороны Минска».

Воодушевление литовских политиков вызывал тот факт, что раньше президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно призывал снизить зависимость от поставок российского газа. США, как говорил американский посол в Литве Роберт Гилкрист, тоже рассчитывали поставлять через эту прибалтийскую республику газ в Белоруссию.

Кто же мог знать, что в скором времени Литва разрушит эти планы собственными руками? Активное вмешательство Варшавы и Вильнюса во внутренние белорусские дела, их рьяная поддержка неудавшегося «белорусского майдана» в 2020 году разрушили отношения между государствами. Само собой, Литве пришлось похоронить планы использовать газопровод GIPL для поставок голубого топлива в Белоруссию.

Впрочем, звучат голоса, что Литва посредством GIPL могла бы побороться и за украинский газовый рынок. Глава литовской компании Klaipedos Nafta Миндаугас Юсиус говорил, что после открытия газопроводов GIPL и Balticconnector (между Эстонией и Финляндией) терминал сжиженного природного газа в Клайпеде увеличит объемы своей деятельности более чем вдвое – что сделает порт региональным центром поставок.

«Мы определенно наблюдаем интерес со стороны международных торговых домов к использованию этой инфраструктуры, терминала и планируемых трубопроводов – для доступа к рынкам газа в Центральной и Восточной Европе», – сказал Юсиус в интервью Reuters. В частности, по словам Юсиуса, поставки голубого топлива из Литвы через польскую территорию помогли бы Киеву снизить зависимость от российского газа, который Украина с ноября 2015 года закупает по реверсной схеме через Польшу, Словакию и Венгрию.

Впрочем, откровенно говоря, даже нынешняя Украина с ее энергетическим кризисом на такую «замануху» клюнет вряд ли. Лишь однажды, в 2017 году, украинская компания ЭРУ Трейдинг приобретала пробную на польской границе партию американского сжиженного газа. Опыт был признан неудачным – и теперь вряд ли кому-то в Киеве придет в голову экспериментировать с импортом литовского топлива. Тем более что для организации таких поставок нужны дополнительные технические решения.

Где взять газ, чтобы наполнить трубопровод?

Не все понятно в данном случае и с перспективами Польши. Во всяком случае, специалисты не исключают, что Варшава, строящая собственную «энергетическую империю», после истечения договора с Газпромом может столкнуться с недостатком газа даже для собственных нужд – не то что им торговать.

Сейчас в польской государственной компании PGNiG (Polskie Gornictwo Naftowe i Gazownictwo) самоуверенно заявляют, что посредством GIPL они смогут получить доступ к новым рынкам сбыта, на которые они будут направлять газ со СПГ-терминалов в Свиноуйсьце и Гданьске, а также с норвежского шельфа. Но вот только где они его возьмут?

Пропускная мощность газопровода Baltic Pipe составляет 10 млрд кубических метров в год – но газа собственной добычи с норвежского шельфа для заполнения трубопровода PGNiG однозначно не хватает. «Даже увеличив добычу газа на шельфе Норвегии до 2,5 млрд м3/год, PGNiG заполнит МГП Baltic Pipe лишь на 25%, что означает, что PGNiG придется докупать значительные объемы газа в Норвегии и Дании. Еще в октябре 2020 г. PGNiG договорилась с датской Orsted о поставках с 2023 года в Польшу газа – в том числе с месторождения «Тайра» (Tyra) на шельфе Дании, в объеме порядка 1,3 млрд м3/год», – отмечает экономист Елена Алифирова.

Но даже тут не все ладно: месторождение «Тайра» сейчас не действует, ибо находится на реконструкции.

«Даже если не брать в расчет задержку с возобновлением добычи газа на месторождении «Тайра», суммарно PGNiG получит 3,8 млрд м3/год газа, а гарантированный уровень заполненности МГП Baltic Pipe газом приблизится к 40%. Недостающие объемы газа для МГП Baltic Pipe PGNiG придется докупать, скорее всего, на споте или по краткосрочным контрактам, что рискованно с точки зрения доступных объемов газа и влияния волатильности цен», – констатирует Алифирова.

Время покажет, насколько эффективным окажется как GIPL, так и другие элементы спешно сколачиваемой польской «энергетической империи». Но, как и всегда бывает, когда политические расчеты ставятся впереди экономических обоснований, конечный результат может выйти совсем не таким, как полагали авторы «хитрого плана»…

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

127