banner
Фев 28, 2021
3 Просмотров

Откуда дрезина? Эксперт о Ковиде в КНДР и поездке наших дипломатов


Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов раскрыл некоторые подробности эвакуации российских дипломатов из КНДР.

Сергей Осипов, АиФ.ru: — Что известно о состоянии по COVID-19 в Северной Корее?

Константин Асмолов: — Судя по прямым и косвенным данным, эпидемию в страну власти не пропустили. Другой вопрос, чего это КНДР стоило. По сути, страна вогнала себя в состояние такой блокады, какая и не снилась организаторам санкций против коммунистической Кореи. В стране есть один неподтвержденный случай COVID-19, это связано с перебежчиком из Южной Кореи, организм которого дал непонятную реакцию на тесты. Из-за этого власти на 2 недели полностью закрыли двухсоттысячный город Кэсон на юге страны.

Тут надо понимать, что система медицинской помощи в КНДР действует, несмотря на нехватку оборудования. В принципе, это старая советская система безо всяких страховых заморочек. И она работает по дедовским, но проверенным лекалам. Например, если есть непонятная болезнь, то выясняется, что старый добрый карантин, если проводить его бескомпромиссно, прекрасно работает. А уж бескомпромиссности Пхеньяну не занимать.

Есть в КНДР и другие отличия от всего мира. Например, ПЦР-тестов там мало, и их применяют редко, в основном в качестве последней дополнительной меры при постановке диагноза.

— Соседи с юга могли бы с тестами помочь.

— У северян есть веские основания не доверять южанам. По моему мнению, летом прошлого года КНДР перешла на жесточайшие меры самоизоляции (некоторые называют их параноидальными) после получения информации из Южной Кореи. Она касалась того, что ряд организаций антипхеньяновской направленности рассматривали идеи занесения в КНДР коронавирусной инфекции. Делать это предполагалось при помощи листовок и прочих материалов, которые временами отправляют из Южной Кореи в Северную. Об этом писали южнокорейские газеты, в том числе левые. Так что для паранойи есть некоторые основания. Тем более, что в Пхеньяне считают, что одну бактериологическую войну в 1951 — 1953 гг. они со стороны американцев уже пережили.

— Как в сложившейся ситуации чувствуют себя иностранные дипломаты в КНДР?

— Большинство стран и до этого держали в Пхеньяне штаты из 2 — 3 дипломатов. Полноценные посольства были только у Китая и России. Наши дипломаты говорят, что ситуация в стране в целом нормальная. Кстати, их там осталось не так уж мало. Об этом говорит хотя бы факт отъезда на родину третьего секретаря посольства Владислава Сорокина с семьей. Кстати, знаю его лично. Это умный, дельный, талантливый человек с хорошей головой. Насколько я понимаю, он уехал потому, что у него кончился трехлетний срок пребывания в стране.

— Столь экзотический способ покидания страны — на дрезине — предложили власти КНДР?

— Насколько я понимаю, идея была наша. Да и способ не такой уж экзотический в сложившейся ситуации. А она такова: воздушное сообщение перекрыто, автодорог между нашими странами нет, есть только железнодорожная ветка, но поезда не ходят. Так что или пешком, или, как старуха Шапокляк, на дрезине.

— Кстати, откуда она взялась, как рояль в кустах?

— На севере Северной Кореи есть особая экономическая зона Расон. В одноименном городе в ней есть наше с КНДР совместное предприятие РасонКонТранс. По словам его руководителя Ивана Тонких, тамошние рабочие некоторое время назад изготовили дрезину без мотора как раз для таких случаев. До этого они дрезиной неоднократно пользовались для покидания страны. Но почему-то подобного ажиотажа это не вызывало.


Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

98