banner
Ноя 22, 2021
14 Просмотров

О конфликте приоритетов во внешней политике США


Видеоразговор между председателем КНР Си Цзиньпином и президентом США Джо Байденом, который состоялся 16 ноября 2021 года и длился 3 часа 14 минут, сам по себе не содержал откровений. Стороны уважительно поговорили по поводу общих проблем, выразили озабоченность ростом конфронтации в Тихом океане, подтвердили необходимость мирного решения конфликтов и, что особенно важно, сошлись в приверженности принципу «единого Китая». США подтвердили, что не признают независимости Тайваня, а Китай снова выразил приверженность мирному решению тайваньской проблемы. Конечно, не обошлось без упреков: Си Цзиньпин признал, что некоторые последние действия Америки вызывают у Китая что-то вроде «оскомины» (heartburn), то есть воспринимаются кисло. Однако в целом видеоразговор закончился на мирной ноте.

Это все можно было бы счесть данью дипломатической риторике, если бы в тот же момент, как по мановению волшебной палочки, не изменилась тональность либеральной прессы. На страницах The Washington Post на «китайскую тему» стал особенно часто выступать обозреватель CNN Фарид Закария, в период президентства Барака Обамы, наверное, главный сторонник продолжения политики мирного «вовлечения» Китая в сферу глобальной экономики и интересов США. В преддверии прихода Обамы Закария выпустил книгу «Пост-американский мир», провозгласившую наступление эпохи глобального разделения труда, в которой за Америкой должны остаться командные высоты хай-тек, а за Китаем и другими странами Юго-Восточной Азии – лидерство в сфере индустриального производства. Вскоре выяснилось, что такое разделение неприемлемо ни для США, ни для Китая, ни для кого-то другого, и недовольство «пост-американским миром» проявилось в экспансии Huawei, с одной стороны, и в победе Трампа – с другой. Закария на какое-то время ушел в тень, и вот, кажется, настало время его возвращения.

Фарид Закария

Фарид Закария. Фото: dailycaller.com

Закария и другие «глобалисты» старого закала (Джозеф Най-младший, Питер Бейнарт) говорят примерно одно и то же: Америка не может позволить себе конфликтовать с Китаем как по природно-климатическим, так и военно-стратегическим причинам. Без Китая, главного производителя солнечных батарей на планете и главного загрязнителя окружающей среды, невозможен «зеленый» переход, равно как провозглашённая саммитом в Глазго задача не допустить повышения температуры окружающей среды выше 1,5 %. Стратегическое противодействие Китаю может обернуться для США и всего мира роковыми последствиями.

Не то чтобы эти аргументы были новыми, но последние пару лет их мало кто высказывал в печати: двухпартийный консенсус по поводу необходимости «сдерживания» Китая почти не подвергался серьезной публичной критике. Диссидентствующие голоса как-то терялись в хоре общего возмущения положением дел в Гонконге, правами уйгурского населения в Синьцзяне, политикой Си в отношении коронавируса и пр.

Похоже, трехчасовая беседа 16 ноября  была не случайной. Либеральное крыло американского правящего класса чуть-чуть сдвинулось в сторону Китая. Тактический маневр?  Но тогда чем его объяснить?

На поверхности лежит то обстоятельство, что особое мнение в отношении политики «сдерживания» Китая занимает в администрации США советник по вопросам климата и бывший госсекретарь Джон Керри. Керри – едва ли не самая сильная фигура этой администрации, хотя должность его непротокольная.

Дж. Керри на климатическом саммите в Глазго

Дж. Керри на климатическом саммите в Глазго. Фото: Reuters/Yves Herman

В последнее время Керри подвергался нападкам со стороны как республиканцев, так и однопартийцев за желание возобновить стратегический диалог с Китаем на экологической основе, а для этой задачи отказаться от политики сдерживания Пекина, во всяком случае от радикальных шагов, способных ожесточить Китай. Считается, что главным оппонентом Керри в администрации был советник по национальной безопасности Джейк Салливан. Возможно, Салливан после Глазго проиграл Керри аппаратную конкуренцию; возможно, пресса преувеличила твёрдость его антикитайских убеждений. Так или иначе, видеоразговор с Си готовил именно Керри, на сегодняшний день его линия восторжествовала, а линия Салливана как минимум подверглась коррекции.

Тут необходимо небольшое отступление об администрации Байдена в целом. Некоторые мои коллеги обнаруживают в этой команде конфликт кланов, соперничающих за власть и влияние. Признаться, признаков «клановой» войны, каковая отличала две предыдущие администрации, я в команде Байдена не вижу. Несмотря на явный раскол внутри Демократической партии, на зыбкость лево-либеральной коалиции, сместившей Трампа в 2020 году, команду Байдена не потрясают внутренние скандалы. За год там не произошло ни одной заметной отставки. Причина в том, что почти все первые лица этой команды за исключением именно Керри пока не обрели политической самостоятельности. Все, в общем, лояльно выполняют поручения главы государства, не обозначая публично свою особую позицию. А вот что на самом деле характеризует действующую администрацию, так это конфликт приоритетов во внешней политике. «Приоритетов» слишком много. Они начали откровенно противоречить друг другу.

Один из приоритетов – сплочение демократий против авторитарных государств. Саммит демократий состоится 9-10 декабря в режиме видеоконференции. Трудно понять, как соотносится с этим приоритет общей борьбы с планетарными проблемами, главной из которых американцы называют климатическую. А есть еще приоритет укрепления трансатлантического единства. Не все страны, относимые к Евро-Атлантике, так уж хотели бы «сплотиться» против России и Китая, чтобы отказаться от торгово-инвестиционных отношений с этими «авторитарными» государствами. Сдерживание Китая – еще один приоритет внешней политики Байдена – требует сближения с Россией и, как оказалось, некоторого отчуждения от Франции, в том числе для обеспечения боеспособности флота Австралии, ключевого звена системы индо-тихоокеанского сдерживания. А к этим четырем приоритетам добавляется пятый – поддержка «среднего класса», интересам которого нынешний президент обещал подчинить международную политику.

Всю эту полифонию приоритетов как-то удавалось удерживать в рамках единого хора, пока климатическая тема в лице её проводника Джона Керри не вступила в противоречие с темой «антикитайской», и последняя начала немного прогибаться под действием первой. При этом сохраняет силу и тема «сплочения демократий», что выражается в подписанной госсекретарем Тони Блинкеном в октябре декларации о стратегическом партнерстве с Украиной.

Думаю, однако, в долгосрочной перспективе политика сдерживания Китая сохранит свою приоритетность. И у Байдена сегодня, похоже, нет другого выхода, кроме как искать расположения председателя Си, рассчитывая, что тому хватит осторожности не раскачивать ситуацию вокруг Тайваня. А это не может не означать смену фокуса внешнеполитического внимания США с Пекина на Москву. Из чего, увы, следует, что относительно удобные для России времена кончаются и наступают другие, более тревожные.

Фото: REUTERS/Jonathan Ernst

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.


Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

146