Экономика

Модная реформа. Зачем министр Силуанов взял российских дизайнеров под личный контроль

0

В сессии также приняли участие министр финансов Российской Федерации Антон Силуанов, министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров , Алексей Фурсин, руководитель Департамента предпринимательства и инновационного развития города Москвы, директор по поддержке экспорта услуг РЭЦ Дарья Белоусова и главный редактор Harper’s Bazaar Дарья Веледеева. Антон Силуанов и Денис Мантуров пообещали содействовать в продвижении отечественных брендов на мировых рынках и на территории России, также они предложили Фонду моды подготовить предложение, как государство может помочь дизайнерам. В качестве примера успешной кооперации с иностранными компаниями, которые размещают заказы на производство товаров легкой промышленности в России для последующего экспорта в свои сети, Денис Мантуров отметил компанию ZARA. Дарья Белоусова сообщила о новой услуге по содействию в получении разрешения на переработку на таможенной территории – производители теперь могут ввозить ткани и фурнитуры на территорию РФ без уплаты ввозных таможенных пошлин и налогов в том случае, если планируют экспортировать свою продукцию в дальнейшем. Алексей Фурсин обещал субсидирование затрат московских компаний на участие в российских и международных выставках. А Дарья Веледеева предложила молодым дизайнерам и компаниям меньше мечтать о заграничных неделях моды, но вместо этого «сфокусироваться на здоровом развитии бизнеса и нормальном росте внутри своего рынка».

Накануне дискуссии на сайте Blueprint в анонсирующем сессию материале появилась реакция Ксении Собчак, инициатора создания Ассоциации моды Москвы. О создании московской организации 16 апреля объявили Ксения Собчак, руководитель направления «Мода» в Школе дизайна ВШЭ Анзор Канкулов и Кирилл Ильичев, руководитель Московского экспортного центра. Ассоциация, по словам Ксении Собчак, будет создавать «индустрию моды. То есть сделать все, чтобы русскому дизайнеру было легче зарегистрировать компанию, наладить производство, шить в России». Собчак утверждает, что подавала заявку на участие в сессии ПМЭФ, однако получила отказ и предполагает, что отказ связан с нежеланием модной индустрии действовать коллективно.

Внимание двух министров к модной индустрии, а также появление сразу двух организаций — городской и федеральной — в свою очередь вызвало интерес и Forbes Life. Тезисы заседания на ПМЭФ и ситуацию гипотетически конкурирующих за российских дизайнеров фондов и ассоциаций специально для Forbes Life комментируют модные критики, ритейлеры и дизайнеры.

Юлия Выдолоб, шеф-редактор The Blueprint

«Как будто нам мало было двух московских модных недель»

Публичное обсуждение проблем отечественной моды — это всегда хорошо, потому что их много. Создание дополнительных структур, направленных на ее поддержку — спорно. Пока что это мало к чему приводило. Что, а раньше без участия Aizel.ru Национальная палата моды не могла помочь российским дизайнерам и сделать достойную неделю моды, лоббировать интересы дизайнеров? Также смущает, что практически одновременно в Москве созданы целых две структуры, направленные на развитие моды (вторая — основанная Ксенией Собчак «Ассоциация моды Москвы»), как будто нам мало было двух московских модных недель. При этом я верю в энергию Айсель Трудел, и если лобби российских дизайнеров сейчас совпадает с ее деловыми интересами, вполне возможно, что дизайнеры от этого тоже выиграют. Но, конечно, хочется судить по каким-то реальным итогам, хочу их дождаться.



Алексей Баженов, основатель форума новой модной индустрии BE IN OPEN.

«Такие проекты в мире не работают и не сработают никогда»

На экспертной сессии обсудили некоторые частные детали: Zara стала больше отшивать в России; Москва стала больше поддерживать участие локальных брендов в выставках; у российских брендов есть потенциал для экспорта, но все они находятся в состоянии стартапов, которые должны стать трансатлантическими, потому что мода — глобальный феномен.

Тем не менее, судя по реакции профессионалов и по релизу, главный акцент на этом заседании делался на то, что создан Фонд Моды — организация, которая должна преодолеть кризис и развить креативный бизнес. При этом недавно московским правительством было создано аналогичное обьединение — Ассоциация Моды. Получается, что у нас в Москве появилось два крупных объединения: «Ассоциация Моды» вокруг программ мэрии, и «Фонд Моды» вокруг проектов Минпромторга, Айсель Трудель и Александра Шумского. Судя по статье в The Blueprint (интервью с Айсель и Ксенией), есть конфликт интересов: каждая сторона хочет использовать административный и личный ресурс для того, чтобы быть главным реформатором российской моды.

Моде была бы очень полезна организация подобного рода — и неважно, будет она частной или государственной. Важно только, чтобы она отражала все интересы участников экосистемы модного бизнеса, а не была «проектом сверху». Но это возможно только в том случае, если люди, принимающие в этой организации решение, будут практикующими игроками индустрии. Сейчас я вижу в Фонде двух стейкхолдеров — Александра и Айсель. Безусловно, у Айсель есть серьезный опыт привлечения больших инвестиций в стартап и выстраивания большого бизнеса, но он не тождественен пониманию всех проблем экосистемы. У Александра Шумского есть тоже огромный опыт, но у него уже есть один подобный проект — Национальная палата моды. Те же задачи развития индустрии можно выполнять и в рамках Национальной Палаты, которая по своему названию тоже подразумевает участие представителей разных игроков рынка, которые должны принимать решение, чем занимается Палата. А в проектах, которыми занимается Александр — среди них есть весьма достойные — но в них нет задачи дать голос всем участникам рынка, чтобы они определяли движение Национальной Палаты моды. Нужно ли, например, чтобы Филипп Киркоров с Ольгой Бузовой ходили по подиуму Mersedes Fashion Week? Эти решения не принимает никто в Палате, кроме Александра.

В данном случае Артефакт (Нацпалата моды) объединяется с крупным игроком Aizel, что выводит всех участников на ресурсы Минпромторга и федеральный уровень. Пока все, что я вижу, указывает на профессиональное умение лоббировать проекты сверху. Это не плохо, проблема тут в другом. Такие проекты в мире не работают и не сработают никогда. Надо ставить задачу не «руководить развитием моды», а «услышать ведущих игроков и дать им управлять организацией».

Я надеюсь, что «Московская Ассоциация Моды» — а московское правительство более динамичное, поскольку работает в границах города, лидирующего в списке мировых мегаполисов со всеми вытекающими — будет представлять собой более гибкий проект. По крайней мере потенциально он кажется таким: он государственный и к принятию решений рано или поздно подключат большее количество игроков — и мы все более ли менее можем предположить, кто из практикующих профессионалов должен принимать решение в этом совете. Пока в Ассоциации понятно только участие Ксении Собчак и Анзора Канкулова, которые представляют собой команду двух опытных редакторов и точно не пропустят несовременный дизайн, но они не имеют достаточного опыта в вопросах того, как растить бизнес-экосистему и не знают, какие главные проблемы у бизнесов, входящих в неё. И уверен, они это понимают, поэтому я жду, когда они назовут состав экспертного совета. И исходя из его состава, мы будем принимать решение о нашей поддержке этой инициативы.

Но вообще у меня есть гипотеза, что «проекты сверху» в России спускаются вертикально только потому, что мы не умеем внутри себя договариваться горизонтально. Чтобы была полноценная индустрия нужно, чтобы профессионалы моды, как в средневековой Европе, объединялись в цеха и научились договариваться внутри рабочих групп. Как только мы научимся этому, то государство начнет беседовать именно с представителями цехов, а не политиками или продюсерами. Так что желаю Фонду и Ассоциации поскорее объединиться и пригласить в экспертный совет пару десятков игроков экосистемы моды, которых можно было встретить, например, среди спикеров недавно прошедшего 5-го Форума BE IN OPEN.

Мария Смирнова, основатель бренда INSHADE

«Любое упрощение существования было бы очень полезно»

Состав участников понятен. Я в курсе конкурирующей инициативы — поддержки брендов в Москве, мы встречались с разными людьми из индустрии и думали о том, чтобы подать заявку в Ассоциацию моды. Думаю, наше решения будет зависеть уже от конкретных условий и документов, которые либо Ассоциация, либо Фонд предоставят. В любом случае важно, чтобы поддержка, которая планируется городом имела формант гранта. Недавно проходил форум Be In Open, и основной его тезис звучал так: для того, чтобы бизнес рос и развивался, нужно ему не мешать. А не как-то топорно помогать. Лучше просто создавать условия, чтобы все развивалось своим логичным и правильным путем.

Единственное, чем могут помочь глобальные организации модному бизнесу, который состоит из маленьких компаний — это поблажки в снижении налогов и упрощение всевозможных процедур и подробностей документов, которые нужно оформлять, например, к экспорту. Любое упрощение существования было бы очень полезно — когда нужно меньше платить и меньше тратить время на оформление. Это единственное, чем они могут помочь. Завуалированно все пытаются об этом говорить, но на практике сомневаюсь, что это будет централизованно происходить.

Люди на этой сессии в целом делятся достижениями в модной области и вносят какие-то предложения. Комментарий про Zara [которые запустили свое производство в России] у меня вызывает скепсис. У этого производителя, конечно, есть стандарты качества, но тем не менее, это масс-маркет, и странно говорить о том, что на примере Zara мы научились делать качественную одежду. Есть большое количество одежды более высокого качества, которая производится на территории нашей страны. У нас есть очень талантливые мастера, и оборудование доступно, чтобы произвести это на высоком уровне качества.

Интересный комментарий от Дарьи Белоусовой (директор по поддержке услуг РЭЦ — прим. ред) — как будто есть система для снижения пошлин для ввозимых материалов. Я не знала об этом, но не могу согласиться с тем, что такой закон поможет гарантировать более высокий экспорт. На основе ввозимых материалов ты изготавливаешь образцы, которые потом представляешь на сезоне продаж, а потом уже налаживаешь большое производство в зависимости от того, будет ли по ним сделан заказ. Ты можешь легко что-то ввезти — но на экспорте это не факт что отразится. Хотя инициатива полезная.

Меня сильно удивил последний комментарий главного редактора Harper’s Bazaar — наивное предположение, что не всем нужно участвовать в неделях моды в основных городах. А вместо этого развивать продажи на местном уровне. Мода сегодня глобальна и существует по международному календарю, и платежеспособные московские магазины и байеры точно так же встроены в расписание недель. Они не будут отказываться от поездок по всему миру, потому что это единственный путь сократить длину баерской цепи. Как можно быстрее написать заказы и как можно быстрее их получить, чтобы произошел оборот. Разговор о том, что все это может происходить на местности не имеет почвы. Если люди готовы существовать только на размеренных внутренних условиях, то это не запускает индустрию в том виде, в котором бы хотелось.

Ну и возвращаясь к вопросу, насколько это выглядит реалистично — у меня нет восторгов и веры, что все будет немедленно происходить. Но раз есть бюджеты, которые могут с этим связаны и соответственные инициативы, то есть надежда что часть этих бюджетов будет однажды направлена на поддержку. Благие намерения, выраженные на форуме, вполне могут воплотиться в жизнь — но точно не в стопроцентном варианте как это заявлено. Это большой бюрократический процесс, в котором задействовано много людей, и у каждого есть свое представление о том, как именно это должно быть реализовано. Но даже если малая часть будет реализована, то тоже здорово.

Меня вдохновляет присутствие Aizel в этой компании. Для Aizel эта история не случайная — это бизнес, который на местных дизайнерах может заработать выгоду, а значит, ему выгодно поддерживать этих местных дизайнеров.Большая работа — привести к удобоваримому виду продукцию модных дизайнеров и выставить их в своем маркетплейс, но тот факт что маркетплейс Aizel и правда работает, и вещи наших дизайнеров там продаются придает реальность этим заявлениям

Меценатство — это длинный путь, и хорошо бы все происходило на основе долгосрочной истории, с понятным планированием и перспективами. От одного сезона поддержки не будет оглушительного эффекта, но если случится систематическая поддержка раскрутки, производства и облегчения условий, то все будет постепенно меняться. А вообще нужно набираться опыта у других стран, которые поддерживают модную индустрию. Это очень круто происходит в Грузии: София Чкония (Создательница Недели моды в Тбилиси — прим.ред) много делает, чтобы грузинские дизайнеры стали хедлайнерными в мировой моде. Также заметно поддерживаются дизайнеры в северных странах, а расцвет и итальянского дизайна напрямую связан с отменой жестких условий ведения бизнеса.

Нино Шаматава, основатель марки USHATAVA

«Нужна реальная помощь»

Я даже была не в курсе, что эта дискуссия состоялась — и это, кстати, тоже о чем-то говорит. Конечно, инициатива замечательная, но результатам — хотя и Антон Синуанов, и Денис Мантуров выразили всяческую готовность поддержки отечественных брендов на мировых рынках и территории России — все пока похоже на акцию. И пока результатом будет предложение приготовить предложение трудно говорить о вере в то, что это действительно что-то изменит.

Куда бы мы вступили в Фонд Моды или Ассоциацию? Такой вопрос для нас не стоит. У нас нет задачи вступать куда-то. Почему я как представитель реального бизнеса должен куда то вступать и разбираться, какие нюансы у фонда и ассоциации. У нас есть потребность в реальном диалоге с государством и поддержке со стороны государства. Особо обратил я внимание на таможенную инициативу Дарьи Белоусовой. Это то, что действительно нужно. Это единственная за сессию реальная инициатива относительно реального бизнеса. Хочется просто обнять этого человека. И предложить Дарье подумать, почему речь идет только о товаре на экспорт? Почему такие условия складываются, что ввезти товары на территорию — фурнитуру и ткани — для молодого бренда достаточно дорого. Мы знаем, чтобы изготовить здесь товар тяжело, проще сделать это в Китае: там же купить все и отшить гораздо проще. Мы гордимся тем что все делаем в России, но хотелось бы, конечно, чтобы здесь все было делать проще — и для этого можно было бы просто упростить ввоз сырья для его переработки в России. На сессии все говорят, что у молодого бренда есть проблемы с тем, чтобы себя представить и продаваться через интернет. Я такой проблемы не вижу. Любой начинающий маленький бренд может бесплатно разместиться в инстаграме, за копейки и минуты создать интернет-магазин. Нам нужна другая поддержка — в преодолении законодательных барьеров и поряснении этого самого законодательства в контексте легкой промышленности и ритейла. Налоговые льготы и таможенные льготы. Нужна реальная помощь

Никита Шаповалов, сооснователь L’Appart PR

«Фонд, вероятнее всего, призван решать текущие и узкие задачи его учредителей»

Интерес государства к поддержке российских дизайнеров, и к легкой промышленности в целом, оправдан и, в какой-то степени, закономерен. В период восстановления Европы посоле Второй Мировой Войны, с точки зрения уровня индустриализации, экономики СССР и Италии, для примера, были сопоставимы. Но промышленное лобби в Италии убедило правящий класс сделать ставку именно на развитие всех секторов легкой промышленности, результатом чего стала целевая государственная программа «Made in Italy», активно развивавшаяся в 50х-60х годах 20го века. Фактически сейчас правительство России, равно как и правительство Москвы, начинает движение по этому же пути, разумеется с учетом особенностей современной цифровой экономики.

Но сам факт создания Фонда Моды не является событием, существенно меняющим положение российских дизайнеров, их взаимоотношения с рынком и, главное, на наш взгляд не решает ни одну из двух важнейших для дизайнеров проблем — трудности с финансированием производства и доступ к зарубежным рынкам. Причем проблемы эти взаимосвязаны, поскольку отсутствие заказов со стороны Европейских и Азиатских мейджоров обусловлено во многом именно нестабильным выполнением заказов и отсутствием уверенности у байеров в их исполнении — именно так, по крайней мере, мы видим это из Европы.

Сам Фонд, вероятнее всего, призван решать текущие и узкие задачи его учредителей. Известно, что интерес профессионального международного сообщества к MBFW – минимален, а со стороны международных байеров — и вовсе стремиться к нолю. Участие в неделе для большинства дизайнеров — платное, в результате чего принципы отбора во многом девальвированы. И подавляющее большинство участников попросту «не индустриализируемы». А потому — не интересны для международных игроков. Конечно, случаются исключения. Но именно «исключения». И поскольку Национальная Палаты Моды так же не реализовалась, как работающая структуру, а «конкуренты», в последнее время, резко активизировали свою деятельность и с каждым днем появляется всё больше интересантов, была реализована идея новой структуры, более ориентированной на реальный рынок и финансовую поддержку государства.С другой стороны, новый Фонд вероятно будет решать задачи продвижения и укрепления позиций aizel.ru как ведущей трейд он-лайн площадки в России, как минимум. Но к сожалению, это реализуется не только органическим путем, через оптимизацию процессов и сервисов, а так же через активное лоббирование законодательных ограничений в деятельности глобальных маркетплейсов, путем понижения порога беспошлинного ввоза товаров. И, разумеется, активная и патриотичная поддержка российских дизайнеров одной площадкой может быть убедительным доводом для ограничения в деятельности других.

Но более важно то, что создание этой новой структуры (Фонда Моды), к нашему глубокому сожаление, не несет объединительной идеи. Напротив, еще более разделяет профессиональное сообщество по «фракционному» принципу поддержки того, или иного лидера «фракции».

Мы же, как Европейское PR агентство, очень заинтересованное в развитии Российских дизайнеров на зарубежных рынках и их монетизации, хотели бы видеть консолидацию игроков рынка, и координацию усилий. То что видим сейчас – движение в противоположном направлении. Поэтому мы продолжим развитие своих клиентов – Российских дизайнеров на Европейском рынке без поддержки существующих Фондов и Ассоциаций. Но надеемся на поддержку Правительства России и Москвы. Поскольку можем предъявить реальные результаты деятельности, видимые и ощутимые.

Comments

Leave a reply

You may also like