Международная комиссия юристов (ICJ) опубликовала открытое письмо с требованием остановить давление на адвоката Ивана Павлова, руководителя правозащитного объединения «Команда 29», которому вменяют разглашение сведений предварительного следствия из дела Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене. 

«Российские власти должны прекратить преследование Ивана Павлова и “Команды 29”, которое почти наверняка связано с тем, что они представляли клиентов в нескольких громких делах», — говорит Ройзин Пиллэй, директор ICJ по Европе и Центральной Азии.

В ICJ настаивают, что международные нормы, в частности принципы ООН, указывают на то, что государство должно гарантировать отсутствие «запугивания, препятствий, преследований или ненадлежащего вмешательства» в работу адвоката. Они требуют, чтобы защитники не подвергались санкциям со стороны государственных органов за деятельность, составляющую их профессиональные обязанности.

Более того, г-н Пиллэй добавляет, что «хотя тайна предварительного расследования может являться законной процедурой, она не может служить оправданием для вмешательства в работу адвокатов».

  • Ведущие адвокаты России единодушно требуют прекратить преследование Ивана Павлова

Напомним, к Ивану Павлову домой, в гостиничный номер, а также в офис «Команды 29» в пятницу пришли с обысками следователи ФСБ и СК. Они также задержали самого Павлова и доставили его в суд, который запретил адвокату пользоваться интернетом и телефонной связью. Сама статья исключает меру пресечения в виде заключения под стражу или домашний арест. Защита Павлова обжаловала меру пресечения. Согласно протоколу, Павлову вменяют разглашение сведений о том, что Ивану Сафронову ранее были предъявлены обвинения и что в деле появился тайный, секретный свидетель. Эта информация не является государственной тайной, но обвинение предполагает, что её распространение адвокатом могло помешать следствию.

Сам Павлов эту версию отрицает, его представители настаивают, что распространение этих данных было необходимо для осуществления защиты Сафронова. Павлов много лет занимается защитой по уголовным делам, связанным с гостайной, и уверен, что предъявляемые ему обвинения обусловлены личной местью следователей ФСБ, которые, как правило, противостоят ему в суде.

  • “Надеюсь, это позорное дело будет прекращено”: Павлов о своем задержании

Во время обысков у него, как уверена защита, «незаконно» изъяли почти все имеющиеся данные по делу Сафронова. Павлов говорит, что они составляли адвокатскую тайну, которую следователи нарушили. Его супруга считает, что ФСБ просто захотело изучить все имеющиеся у Павлова данные, которые никак не связаны с этим иском. 

ICJ также указывает на этот факт и требует, чтобы органы следствия немедленно «прекратили любые следственные действия», которые могут нарушать права адвоката и адвокатскую тайну. «Сообщения и документация, которые юристы хранят о своих клиентах в рамках профессиональных отношений, защищены законом в соответствии с международным и российским законодательством от конфискации и разглашения в соответствии с принципом конфиденциальности между адвокатом и клиентом», — говорится в заявлении международной организации. Они добавляют, что изъятие и разглашение подобных сведений является прямым нарушением Европейской конвенции о правах человека и Международного пакта о гражданских и политических правах.