banner
Ноя 24, 2021
14 Просмотров

Лабиринт гуманизма. Европейской цивилизации угрожает миграционный кризис


Вот уже несколько лет в Европе нарастает миграционный кризис. Политики воздер­живаются от резких оценок из опасения, что это может повлиять на политическую и социальную стабильность.

Вячеслав Костиков, руководитель центра стратегического планирования «АиФ»:

Но события зашли так далеко, что население европейских стран сегодня вправе обвинять и руководство Евросоюза, и власти своих стран в том, что они (увлёкшись абстрактными рассуждениями о гуманизме) проглядели опасность.

Европа уже начала скатываться к праворадикальному национализму – заболеванию, которое, казалось, было окончательно преодолено после окончания Второй мировой войны. В 2015 г. в Германии было 7 тыс. членов националистических организаций. К сегодняшнему дню, несмотря на негативное отношение властей к этому явлению и попытки взять процесс под контроль, их число удвоилось и стало угрожать сложившемуся политическому порядку. Сходные процессы наб­людаются и во Франции.

Виновата ли Меркель?

Как это ни парадоксально звучит, но начало опасных явлений было положено в 2015 г. Германией – страной, которая, казалось, более других ценит такие понятия, как практицизм и целесообразность. Мотивация властей была понятна: в связи со старением населения и низкой рождаемостью растущей экономике стало недоставать рабочих рук. Предприниматели требовали от власти помощи. Сказывался и эгоизм работодателей: рабочие руки приезжих стоили значительно дешевле местных.

По времени это совпало с политическим, экономическим и социальным кризисом в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки. Внутренние вооружённые конфликты, безработица, голод, болезни, насилие выталкивали за пределы своих границ миллионы людей. Сказалась и роль СМИ, которые по всему миру распространяли картины европейского благоден­ствия. У миллионов людей за пределами Евросоюза в течение нескольких десятилетий формировалось представление о Европе как о некоем социальном рае. Достаточно оказаться в его границах – и все твои проблемы будут решены.

С открытыми объятиями

В 2015 г. с благословения А. Меркель Германия открыла свои границы для беженцев. Похоже, канцлер Германии шесть лет назад не смогла в полной мере оценить опасность весьма распространённых в Европе иллюзий о возможностях интеграции миллионов людей с иными вероисповеданием, культурой, бытовыми привычками. И очень часто – с иным уровнем цивилизационного развития. «Германия – сильная страна. Мы справимся», – заявила она в 2015 г.

С тех пор в Германию из стран Северной Африки и Ближнего Востока прибыли 2 млн беженцев. Сегодня четверть жителей Германии имеет иност­ранные корни. Да, немцы (и из гуманитарных соображений, и в немалой степени из чувства вины за порождённую ими гуманитарную катастрофу во время Второй мировой войны) принимают сегодня до 40% всех беженцев.

Но дело в том, что по пути в обетованную Германию миллионы мигрантов оседают и в других странах Европы. В тех, которые их совсем не ждали и не приглашали. С начала миграционного кризиса число беженцев увеличилось в Европе в десятки раз. Отдельную и весьма болезненную проблему представляют дети и подростки, которых, рассчитывая на европейский гуманизм, мигранты массово привозят с собой. А столкнувшись с проблемами, нередко бросают на произвол судьбы, рассчитывая на то, что ими займутся многочисленные в Европе гуманитарные организации. За последние годы в Европейском союзе «растворились» 20 тыс. детей.

Ситуация выходит из-под контроля

Открывая двери Германии для мигрантов, А. Меркель исходила из свойственного нем­цам понимания, что человек должен трудиться и вносить вклад в развитие своей страны. Увы, но подобных представлений многие из приезжих не разделяли. В самой Германии, где были рабочие места и потребность в рабочей силе, трудо­устроились и начали платить налоги половина приезжих. Остальные с удовольствием «сели» на социальную помощь, которая давала им возможность жить лучше, чем в своих разорённых войнами и междоусобицами странах.

Проявилась и другая проблема. В отличие от европейцев, которые в последние десятилетия всё чаще ограничиваются в семейной жизни одним ребёнком, мигранты, не обременяя себя трудом и довольствуясь пособиями, массово «воспроизводятся», в том числе и рассчитывая на детские пособия, а затем на места в детских садах и школах. В результате, по оценкам демо­графов, уже через несколько десятилетий доля мигрантов в Европе может сравняться с численностью коренного населения. Не начнут ли они вначале ненавязчиво, а затем и под давлением своей численности навязывать европейцам свои религиозные, культурные и бытовые обычаи и нравы?

Столкнувшись с подобными явлениями, население и правительства многих европейских стран сегодня весьма скептически смотрят на опыт Германии и не хотят повторить её ошибок. Под угрозой европейское единство и гуманитарные традиции. Доходит до того, что праворадикальные организации требуют прекратить операции по спасению беженцев на море, разворачивать лодки с беженцами в Средиземном море, а суда, которыми пользуются для этого гуманитарные организации, конфисковывать. И это несмотря на то что международные конвенции однозначно требуют спасать таких переселенцев. 

Уже несколько лет странам Евросоюза никак не удаётся договориться о квотах на приём беженцев. Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Румыния требуют моратория на приём мигрантов. Среди аргументов, помимо недостатка рабочих мест для своего населения и нагрузки на бюджет, вопросы безопасности. Среди миллионов беженцев неизбежно оказываются и члены запрещённых в Европе экстремистских организаций, и прямые пособники террористов. С 2015 по 2020 г. в Европе было совершено 120 исламистских терактов. Во Франции население всё настойчивее требует поставить под жёсткий контроль действующие в стране многочисленные религиозные исламистские организации и источники их финансирования. Раздаются голоса и в пользу того, чтобы пересмотреть Шенгенские сог­лашения, позволяющие мигрантам свободно передвигаться в зоне Евросоюза. Многие страны ЕС уже сегодня сталкиваются с бюджетными трудностями при финансировании мер поддержки мигрантов. А ведь впереди нарастающая волна беженцев из Афганистана и соседствующих с ним стран.

*   *   *

Многие из описанных выше событий и явлений нас пока не затронули. У России собственная и во многом иная история взаимоотношений со странами, некогда входящими в состав СССР. К нам, как правило, приезжают в надежде на трудо­устройство люди из бывших союзных республик. Часто знающие русский язык и имеющие хотя бы общее представление о русской культуре и бытовых порядках. Но всё чаще (особенно когда дело касается приезжей молодёжи) случаются сбои взаимо­понимания. Пока конфликты носят, как правило, бытовой характер. Но и они порождают у населения негативные с националистическим оттенком реакции. К сожалению, традиции межнациональных отношений, характерные для советского периода, постепенно затухают. И властям, конечно же, нужно внимательно отслеживать эти явления, а не предаваться благостным воспоминаниям о «дружбе народов».

Горький европейский опыт «гуманизма без берегов» у нас перед глазами. Россия, безусловно, сильная страна. Но повторять за Ангелой Меркель «мы справимся», на мой взгляд, было бы самонадеянно. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

144