banner
Май 15, 2022
33 Просмотров

Клеймо Нины Янкович, или Царь дезинформации


Что общего между специалистом по информационным фальшивкам Ниной Янкович (Nina Jankowicz), назначенной Байденом «министром правды», и программой-шпионом DeskTime или еще более продвинутой программой Deepscore, определяющей по лицу и голосу работника, насколько он лоялен хозяевам? Как пишет издание Blacklisted News, «царь дезинформации в правительстве Байдена Нина Янкович требует, чтобы "заслуживающим доверия проверенным людям", таким как она, была предоставлена возможность редактировать сообщения в сети других людей».

Чтобы понять возмущение американцев, надо сказать пару слов про хохлушку Нину-тиктокершу, ставшую исполнительным директором созданного в апреле в рамках Министерства внутренней безопасности США подразделения по борьбе с дезинформацией (Department of Homeland Security’s Disinformation Governance Board). Кстати, Янкович уже успела поруководить (ей 33 года) программами Национального демократического института международных отношений*** (National Democratic Institute for International Affairs), признанного в 2016 году в России нежелательной организацией.

Это она изо всех сил продвигала скандальное «досье Кристофера Стила» о возможных связях президента Дональда Трампа с Россией. И особо широко Янкович стала известна после того, как развязала бурную компанию в TikTok, утверждая, что история с ноутбуком Хантера Байдена – это часть дезинформационной кампании России. Тем она и понравилась Байдену-старшему, несмотря на то, что The New York Times убедительно раскрыла её ложь. В Белом доме талант Нины-тиктокерши пришелся по вкусу

Уже через месяц вдохновлённая своим успехом Янкович заявила, что она «должна иметь право редактировать Интернет, потому что проверена», тогда как «в Твиттере есть люди с другим мнением, чем у неё..., но их не следует проверять, потому что они не заслуживают доверия». Янкович хочет, чтобы одобренные Белым домом пропагандисты получили право добавлять свои комментарии, оценки и соображения в любые сообщения Twitter по своему усмотрению. «Чтобы у людей была более полная картина, а не просто отдельное заявление в твите», – поясняет она.

Два вывода вытекают из этой инициативой Янкович. Первый – разномыслие в США при широком его распространении становится опасным, его остриё направлено против властей. Это на поверхности. Второй вывод состоит в том, что «отрегулировать» точку зрения американцев в Twitter Янкович может, а вот в головах американцев – нет. Непременным компонентом нового механизма подчинения тем, кто «внёс» Байдена в Белый дом, становятся новейшие шпионские системы наблюдения. Спрос на программное обеспечение для слежки за людьми за первый «пандемийный» год более чем удвоился, отмечает The Economist.

Дело техники наладить через мировую систему компьютерной связи сбор интересующей заказчика информации. Например, Time Doctor записывает видео с экранов пользователей или периодически делает снимки того, сидит ли «наблюдаемый» за своим компьютером. Другая программа, DeskTime, отслеживает время, затраченное на выполнение задач. Опрос более 1000 фирм в Америке в прошлом году показал, что 60 процентов из них использовали программное обеспечение для скрытного мониторинга своих работников того или иного типа. Еще 17 процентов фирм готовились такие программы внедрить.

В последнее время взрывным спросом пользуются всевозможные датчики, проверяющие, сколько вспомогательных электронных приложений (виджетов) собирает работник, на что тратит деньги, даже сколько мелочи он опускает в ящик для благотворительности... Масштабы такого полицейского надзора резко возросли.

Неделю назад законодатели штата Нью-Йорк всполошились: корпорации штата беззастенчиво мониторят телефонные звонки, электронную почту и вообще любую интернет-активность своих сотрудников. В Европе компаниям с 1995 года приходилось доказывать, что скрытый мониторинг служащих имеет законную деловую основу: для предотвращения кражи интеллектуальной собственности или повышения производительности. Однако остаётся в силе формула, которую предложил The Economist: «Большой брат видит тебя сейчас – и всегда».

Сегодня, чтобы гарантировать, что сотрудники не делятся конфиденциальной информацией, банк JPMorgan Chase отслеживает звонки, записи чатов и электронные письма и даже то, как долго сотрудники находятся в здании. А Credit Suisse в прошлом году потребовал доступ к персональным устройствам, используемым для работы. Однако это еще цветочки. Американская технологическая компания Awareness Technologies продаёт программное обеспечение Veriato, которое, шпионя за работником, выносит ему оценку риска того, насколько велика из-за него вероятность утечки данных или кражи секретов компании. Deepscore утверждает, что её инструменты проверки лица и голоса могут определять, насколько сотрудник заслуживает доверия. В прошлом году японская Fujitsu представила программное обеспечение для искусственного интеллекта, которое способно оценивать концентрацию сотрудников на основе выражения их лиц.

Исследования, проведённые в США, связывают тайный мониторинг со всеобщим кризисом доверия, повышением уровня стресса в обществе, эмоциональным истощением людей, нарастанием агрессии. Опрошенные частной сетью Express vpn 2000 удаленных работников показали, что более трети из них постоянно чувствуют необходимость казаться более продуктивными или работать дольше за то же вознаграждение. Пятая часть чувствует себя униженной таким надзором, почти половина работников только притворяется, что работает онлайн, а почти треть использовала программное обеспечение для защиты от слежки.

Все эти технологические ухищрения корпораций психологически работают так же, как новое «министерство правды» Нины Янкович. Они заставляют бояться Большого брата, следящего за тобой везде. И похоже, никто из этих 2 тысяч американцев не прошел бы тест в её департаменте, чтобы получить клеймо «Проверен».

Заглавное фото: naturalnews.com

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.


Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

130