banner
Янв 10, 2022
4 Просмотров

Иран требует от США совершить «прыжок веры»

Соединенные Штаты продолжают попытки реанимировать ядерную сделку с Ираном. Правда, Вашингтон при этом пытается избежать и признания того, что он сам ее сорвал, и ответственности за этот срыв.


Опомнились

Как бы не казалось некоторым наблюдателям, внешняя политика США не ограничивается лишь российским направлением. Соединенные Штаты готовились к январским переговорам с Владимиром Путиным, но в то же время держали в уме другие проблемы, с которыми им придется справляться в 2022 году. И в списке проблем третье место (после Китая и России) прочно застолбил за собой Иран. Создающий проблемы для США как в региональном (ближневосточном), так и в глобальном смысле.

По сути, Соединенные Штаты продолжают пожинать плоды самой серьезной дипломатической ошибки Дональда Трампа – выхода в 2018 году Америки из иранской ядерной сделки (или, как она официально называется Совместный Всеобъемлющий План Действий, СВПД). Сделка не только замораживала иранскую ядерную программу, но и создавала платформу для какого-никакого, но все-таки диалога между Вашингтоном и Тегераном. После выхода же американцев Иран, не сумев добиться от Европы гарантий соблюдения условий сделки (Франция, Германия и другие страны, побоявшись попасть под карательную руку американского Минфина, разорвали контракты с иранцами), перестал соблюдать ряд ее условий.

С 2021 года Штаты, конечно, пытаются вернуться к статус-кво и ведут в Вене с Ираном переговоры о возвращении к сделке, однако за эти 3,5 года много что произошло. Во-первых, отношения серьезно деградировали. Тегеран не забыл Вашингтону убийство в январе 2020 генерала Кассема Сулеймани – национального героя страны. Во-вторых, аятоллы закрылись от санкций через заключения грандиозного инвестиционного контракта с Китаем. И, наконец, в-третьих, Иран усилился с геополитической точки зрения. И если к победе талибов над американцами аятоллы не имеют особого отношения, то в трех других региональных конфликтах Тегеран либо успешно противостоит, либо попросту побеждает Америку и ее региональных союзников. 31 декабря Соединенные Штаты завершили свою иракскую кампанию, выведя оттуда войска (кроме 2,5 тысяч советников). Пусть американцы ушли и не с таким позором, как из Афганистана, но все-таки ушли бесславно. В обозримой перспективе они точно так же уйдут из Сирии, где американские базы помогают выживать силам, не имеющим никаких шансов на победу в сирийской гражданской войне – и т.н. «светская оппозиция», и курды либо сумеют договориться с Дамаском (которому помогают Россия и Иран), либо вопрос с ними будет решен военным путем. Наконец, поддерживаемые Ираном хуситы громят саудовскую коалицию в Йемене – и громят настолько успешно, что США уже дистанцировались от йеменской операции и требуют от Саудовской Аравии ее побыстрее закончить.

Обменялись любезностями

Да, американцы пробуют угрожать Ирану юридическими формальностями. В лице советника президента по вопросам нацбезопасности Джейка Салливана призывают к введению международных санкций против Ирана за не соблюдение условий сделки. И действительно, в ней прописано право одной из сторон запустить механизм ввода (к которому другие стороны обязаны присоединиться) в случае, если Тегеран нарушит какие-нибудь положения договора. И действительно, Тегеран их нарушил – согласно договоренностям, верхний порог обогащения урана для него устанавливался в 5%, тогда как иранские власти в 2021 году обогащали уран аж до 60%.

Однако несмотря на очевидное нарушение у американцев нет полномочий – благодаря решению Дональда Трампа они уже не являются участниками ядерной сделки. А другие участники, включая Россию, не спешат с санкциями, поскольку понимают: действия Тегерана были вынужденным ответом на выход Штатов из сделки и восстановление односторонних американских санкций.

Американцы угрожают войной. «Если мы в ближайшее время не придем к взаимопониманию о взаимном возвращении к соблюдению ядерной сделки, то ядерный прогресс Ирана приведет к уменьшению тех выгод, которые СВПД несет для режима нераспространения», - заявил пресс-секретарь Белого Дома Нед Прайс. Однако иранцы нарастили собственные силы сдерживания, уменьшив и без того небольшие для США шансы военного решения иранской ядерной проблемы. Тегеран демонстрирует свои баллистические ракеты с радиусом поражения до 1 тысячи километров. До американских городов они, конечно, не долетят, но базы США на Ближнем Востоке вполне могут накрыть.

В свою очередь, иранские власти обозначают готовность вернуться к исполнению условий сделки – но лишь в том случае, если США сначала снимут введенные при Трампе односторонние ограничения. «Снятие санкций означает снятие всех форм санкций, отмеченных в ядерном соглашении – и те санкции, что ввел Трамп, противоречат условиям соглашения», - заявил министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир-Абдоллахиян. Более того, иранцы требуют выработки специального механизма, который не позволит Соединённым Штатам вновь в одностороннем порядке ввести санкции – например, после прихода к власти нового президента (ну или старого, ведь Трамп не оставляет надежд вернуться в Белый дом в 2024 году). «Мы требуем гарантий того, что новые санкции не будут введены и старые не будут восстановлены ни под каким предлогом», - продолжает иранский министр.

Американцам нужно лицо

Казалось бы, требования Тегерана не просто логичны, но и справедливы. Ядерное соглашение – это не салфетка и не хотелка, а международный документ, подписанный уважаемыми лидерами ряда стран. До прихода к власти Трампа Иран полностью выполнял свои обязательства, о чем регулярно говорило единственное ведомство, имеющее право давать оценку действиям сторон сделки. И это не газета New York Times, не ЦРУ и не Иванка Трамп – речь идет о МАГАТЭ. Не сумев получить от Агентства оснований для срыва сделки, Дональд Трамп заявил, что выходит из нее просто потому, что «она ему не нравится». И теперь, если сбежавшие из сделки США хотят туда вернуться, они должны соблюдать ее условия – то есть снять введенные при Трампе санкции и дать Ирану время убедиться в том, что санкции сняты. После чего речь уже пойдет о возвращении Тегерана к условиям сделки – и если иранцы вдруг по каким-то неведомым причинам откажутся это сделать, то тогда американцы будут морально и политически вправе санкции вернуть.

Однако Вашингтон совершать этот «прыжок веры» боится. Как только Джозеф Байден пойдет на одностороннюю уступку Ирану и снимет санкции, то на него обрушится целый вал критики со стороны республиканцев и той части демократов-глобалистов, которые рассматривают аятолл как безусловных врагов. Этот вал поддержат в Саудовской Аравии и Израиле, которые требуют от Вашингтона максимально жестких мер в отношение Тегерана. А Джозеф Байден, в свою очередь, не может позволить себе таких вольностей – ни при нынешних рейтингах. На сегодняшний день его работу одобряют лишь 42% американцев, а не одобряют 54,6% - а Байдену осенью вести партию на промежуточные выборы в Конгресс. Поэтому американцы просят иранцев о том, чтобы уступка не была односторонней – просят спасти лицо демократического президента. Иранцы же в свою очередь благотворительностью заниматься не собираются. Тем более в отношении американцев.

Очевидно, что сторонам нужен посредник. И этим посредником вполне может стать Россия. Весьма вероятно, что в ходе встречи с американцами будет обсуждаться иранский ядерный вопрос и ту роль, которую Москва могла бы сыграть в деле возвращения Ирана к соблюдению СВПД. В свою очередь, во второй половине января в Россию прилетит новый президент Ирана Ибрагим Раиси. Официально в ходе этого визита будет подписано новое соглашение о стратегическом партнерстве двух стран, а также контракты на поставку оружия – однако никто не мешает Владимиру Путину и его иранскому визави обсудить за закрытыми дверями и другие вопросы. Ведь и Москве, и, по сути, Тегерану, выгодно возобновление ядерной сделки. С гарантией, естественно, того, что никто из нее больше не будет выходить с формулировкой: «А она мне не нравится».

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

125