banner
Авг 31, 2022
15 Просмотров

Горбачёв. Вместо некролога

Горбачев никогда не был тем наивным сторонником "перемен", которым он пытался казаться. Он открыто заявлял, что стремился к власти, чтобы похоронить коммунизм и уничтожить СССР. Это его слова, сказанные в Американском университете в Анкаре. Тогда он заявлял: "Целью моей жизни было разрушение коммунизма, который представляет собой невыносимую диктатуру над народом… Успешнее всего я мог это сделать, исполняя высшие (государственные) функции. Поэтому моя супруга Раиса рекомендовала мне постоянно стремиться к высшим должностям. И когда я лично познакомился с Западом, мое решение стало бесповоротным. Я должен был устранить все руководство КПСС и СССР. Я должен был также убрать руководство во всех социалистических странах… Для подобных целей я обрел единомышленников. Прежде всего, это были Яковлев и Шеварднадзе, которые имеют огромные заслуги за свержение коммунизма…" "Можете спокойно празд­новать Рождество. СССР больше не существует" – эта известная фраза Горбачева, была адресованная американскому президенту. В ответ Буш заверил Горбачева в своей искренней благодарности. Горбачёв планомерно, начиная с 1985 года, путем принятия и претворения в жизнь различных решений партии и правительства, создавал структуры "теневой" партийной экономики как на территории СССР, так и за рубежом. Для выполнения поставленных им задач Горбачев лично определял список допущенных им для этой работы доверенных лиц из числа членов ЦК КПСС, УД ЦК КПСС, руководства КГБ, Минфина и Центрального банка. Якобы для решения вопроса назревших реформ экономики СССР, под руководством Горбачёва в январе 1988 года был принят новый закон о государственном предприятии. Согласно ему, государство освобождалось от ответственности по обязательствам предприятия. Предприятие также не отвечало по обязательствам государства. Этот закон внес хаос и дезорганизацию в хозяйственную деятельность предприятий. В то же время в условиях сохранения плановой экономики было сохранено централизованное распределение фондов. Министерства по-прежнему должны были снабжать предприятия всем необходимым, а предприятия, согласно новому закону, могли распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению. Экономика страны превратилась в улицу с односторонним движением. Предприятиям предоставлялась возможность постепенно уходить от госзаказов и развиваться согласно собственному плану, самостоятельно решая штатные вопросы, а также касающиеся путей сбыта товара и цено­образования. Но отсутствие рыночной инфраструктуры и посредничес­ких организаций делало этот путь очень сложным. Несмотря на пункт в законе о банкротстве, государственные дотации не давали окончательно ликвидировать организации, тем самым укрепляя замкнутый круг: нецелевое распределение средств, "отмывание" госбюджета, бесхозяйственное управление страной. В мае 1988 года под давлением Горбачева Верховный Совет СССР принял Закон "О коопе­рации". За общими фразами многочисленных статей данного закона скрывалась их истинная суть: при предприятиях разрешалось создавать кооперативы с правом использования централизованных государственных ресурсов. Но, в отличие от цехов и даже в отличие от самих предприятий, эти кооперативы могли, согласно закону, самостоятельно проводить экспортные операции, создавать коммерческие банки, а за рубежом – свои фирмы. При этом выручка в иностранной валюте изъятию не подлежала. В период с 1988 до начала 1989 года Совмин СССР принял решения, которые отменяли госмонополию на внешнеэкономическую деятельность, запрещали таможне задерживать грузы кооперативов, разрешали оставлять выручку за рубежом. Используя свой административный ресурс, Горбачев вначале освободил предприятия от обязательств перед страной, затем передал их активы в руки кооператоров и распахнул настежь границы СССР. За считанные недели при большинстве государственных предприятий были зарегистрированы кооперативы, хозяевами которых стали родственники директоров, секретарей обкомов и членов ЦК КПСС. А из государственных фондов на фабрики и заводы по-прежнему шли ресурсы для выпуска продукции, но теперь директора сами имели право распоряжаться этой продукцией. Они стали направлять эти ресурсы в собственность "семейных" кооперативов, а те отправляли их за рубеж. Цемент и металл, нефтепродукты и газ, хлопок, пиломатериалы и минеральные удобрения, резина и кожа – все, что государство направляло предприятиям для переработки и насыщения внутреннего рынка, отправилось железнодорожными составами за рубеж через "зеленые зоны" на наших границах. Руководители кооперативов и чиновники стали накапливать капиталы на личных счетах за рубежом. По замыслу Горбачева, в час "X" эти средства легально, через свои банки, должны были быть ввезены обратно в страну для скупки своих же предприятий. За 1988–1989 гг. образованные "по решению партии" кооперативы вывезли из СССР половину произведенных в стране потребительских товаров и имеющихся активов. Внутренний рынок обрушился, в стране стало не хватать промышленных и продовольственных товаров. По распоряжению Горбачева и Рыжкова на закупку продовольствия за границей бросили золотой запас Советского Союза. Золото потекло за рубеж, на цели закупки "заграничного" продовольствия. Нередко под видом зарубежного завозилось отечественное, приобретенное на внутреннем рынке. В портах Ленинграда, Риги или Таллина суда загружались дешевым фуражным зерном, огибали по морю Европу и приходили в Одессу с "импортной" продовольственной пшеницей для СССР по цене $120 за тонну. Только в 1989 году на закупку семян кукурузы из США и Канады было вывезено из Магадана 2750 кг золота. Маршрут транспортировки золота пролегал через Татарстан, а затем оно вместе с алмазами на сумму $28 млн, было отправлено в Израиль. 13 февраля 1990 года Горбачевым была издана директива "О необходимости рассмотрения некоторых правовых аспектов жизнедеятельности партии в связи с итогами февральского (1990 года) пленума ЦК КПСС". В этой директиве говорится о необходимости перехода к многопартийной системе в СССР и возможности изъятия у партии ее имущества, прежде всего – зданий, предоставляемых партийным комитетам, другим организациям и учреждениям КПСС: издательств, типографий, домов отдыха, санаториев и иных объектов социальной сферы, транспортных средств и т. д. Совершенно секретным распоряжением Горбачева и Рыжкова был установлен особый порядок курса доллара для сотрудников ЦК КПСС. Руководящей верхушке разрешался обмен 1 доллара США по курсу 62 коп., а всем остальным гражданам страны, обменный курс был установлен в размере 6 руб. 26 коп. за 1 доллар. Членам ЦК КПСС и номенклатурным чиновникам без ограничения разрешалось получать кредиты в банках, скупать валюту и вывозить ее за границу, открывая личные счета в зарубежных банках. Все это происходило тогда, когда советским рабочим, ученым, военным, чиновникам перестали выплачивать заработную плату. Началась массовая безработица, начались забастовки, митинги, исчезли продовольствие и промышленные товары, нарушились хозяйственные и финансовые связи между предприятиями, республиканские компартии переходили к "национальному суверенитету", создавались народные фронты. Руководители союзных республик глядя на то, что происходило в Москве, начали проводить антирусскую кампанию. Возникли национальные противостояния на Кавказе, в Прибалтике, Средней Азии. В Приднестровье прогремели первые выстрелы. Русские беженцы хлынули из республик в Россию, где они были никому не нужны. По всем средствам массовой информации передавались призывы к "русским людям" помочь своим соотечественникам, попавшим в небывалую беду. Сообщались номера счетов, на которые просили перевести денег, "кто сколько может". Денег ни у кого не было, зарплаты рабочим не выплачивались по несколько месяцев… Обыденными стали массовые митинги рабочих различных отраслей народного хозяйства, связанные с невыплатами заработной платы и нищенским существованием. В течение короткого времени забастовало 166 шахт – около 180 тысяч человек. 13 марта 1990 года не без участия Горбачева была отменена статья 6 Конституции страны, закреплявшая за КПСС политическую монополию в СССР. КПСС лишилась своей политической гегемонии, но ее верхушка под руководством Горбачева, обладая капиталом, уже стала отдельной кастой. В стране начался полный "разгул демократии" в виде финансового внедрения в экономику СССР американского доллара, что привело к полному краху финансовой системы СССР. Через владельца телеканала новостей "Си-Би-Си" Максвелла из СССР на Запад уходили миллиардные суммы. Он продавал советские рубли за валюту на Западе и там эти средства оседали на частных счетах. Для продажи советского рубля на Запад Горбачев по сговору с Максвеллом, при помощи министра финансов СССР Павлова и управляющего Госбанком СССР Геращенко, привлек швейцарского финансиста Шмидта из фирмы "Бюрогемайншафт", занимавшейся посредничеством. Швейцарец прилетел в Москву, провел переговоры с Павловым и Геращенко. Они договорились об изъятии из оборота СССР и продаже 280 млрд руб. Шмидт был опытным финансистом и имел четкое представление о состоянии денежного обращения в Советском Союзе (в СССР в тот период в наличном обращении находилось всего 139 млрд руб.). Получив предложение Павлова о продаже 280 млрд руб., Шмидт задал ему вопрос: "Вы собираетесь изъять эти деньги из обращения?". "Частично", – ответил министр финансов СССР. И тут же уточнил: "Но вы не думайте, что мы идиоты. Мы богатые. О нас не беспокойтесь! Мы еще напечатаем". Сделка готовилась Геращенко и Павловым заранее, по тайному распоряжению Горбачева. Павлов, Геращенко и Шмидт пришли к соглашению относительно совершения сделки о продаже на Запад 280 млрд руб. и договорились действовать в четыре этапа, а именно: первый этап – в декабре 1990 года – 100 млрд руб. вывозятся из СССР и продаются за $5,5 млрд; второй этап – в январе 1991 года – 25 млрд руб.; третий этап – в мае 1991 года – 15 млрд руб.; деньги второго и третьего этапов продаются за $2 млрд; четвертый этап – в июле 1991 года – 140 млрд руб. продаются за $4,5 млрд. Всего за 280 млрд руб. было получено $12 млрд. Сделка была завершена накануне августовского переворота 1991 года. Продажей советских денег руководили лично бывшие министры финансов СССР В. Павлов и В. Орлов. Так, В. Павлов в конце 1990 года прибыл в Швейцарию инкогнито (с поддельным паспортом). При этом он не имел никаких контактов ни с советским посольством в Берне, ни со швейцарскими властями. В Цюрихе состоялись тайные встречи Павлова со Шмидтом и руководителями швейцарских, немецких, французских и британских банков, а в конце января 1991 года уже новый министр финансов В. Орлов также совершил поездку в Швейцарию по поддельным документам, где встречался и беседовал с представителями финансовых кругов США и Европы. Кроме вопроса о механизмах перевода на Запад денежных средств Орлов сообщил, что Горбачев и его правительство хотели бы продать значительное количество золота, бриллиантов и платины, но боятся, что из-за утечки информации цены на них на мировом рынке могут упасть. При заключении этой сделки, по словам свидетелей, Павлов заявил Шмидту: "Те, кто вас послал, – знают номера счетов, на которые нужно эти деньги перечислить. На последнем этапе господин Орлов лично проконтролирует сделку". Согласно договоренности, указанные суммы в рублевом эквиваленте были вывезены из СССР в Швейцарию. Шмидт, как он сам говорил, купил Советский Союз всего за $12 млрд. Хищение советской денежной масс привело страну к полнейшему краху. Ущерб государству не поддавался исчислению: обесценились 360 млрд руб. трудовых сбережений народа СССР, лежавших в сберегательных кассах, полностью разрушилась финансовая система страны. Эта сделка в конечном итоге привела к полному распаду СССР. Горбачевский клан девальвировал советский рубль до беспредельно низкого уровня, чтобы потом за бесценок скупить гиганты нашей промышленности и крупнейшие сырьевые месторождения. Еще в 1985–1987 годах один доллар США в международных расчетах стоил 0,6 руб., в 1990 году – уже 3,6 руб., а в 1991-м стоимость одного доллара достигла 18 руб. После развала СССР, захвата ельцинской группировкой власти в стране и сброса Западом скупленных у горбачевской группировки советских рублей соотношение валют в 1992-м упало до уровня – один доллар за 1000 руб. Если в 1985–1987 годах стоимость нашего нефтеперерабатывающего завода составляла 500 млн руб., то есть $790 млн по курсу того времени, то в 1992-м – всего $500 тыс. Иностранцы стали скупать Россию за бесценок…
Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

134