banner
Сен 25, 2021
5 Просмотров

Четыре вопроса о славянах


Не секрет, что сейчас продолжается информационная война против славян и русских, начавшаяся сотни лет назад, на каждом витке истории принимающая новое обличье. Как правило, она предшествовала реальным войнам и служила для подготовки населения, дегуманизируя и демонизируя противника, чтобы максимально понизить моральный барьер для последующего физического уничтожения «демонов». Но войны стали необязательными, дегуманизация начала служить и другим целям, например, для обоснования выхода из политического и экономического союза с Россией, желания пересмотреть итоги последней мировой войны, взятия реванша за поражение пронацистских сил, как это произошло и продолжает происходить на современной Украине.

Я был очевидцем демонизации сербов со стороны США для обоснования военных действий против них и последующего отторжения Косово. Демонизация русских в США продолжается сейчас, когда любые сведения позитивного характера о России и русских не доходят до экранов телевизоров. Например, об известном концерте в Пальмире не было сказано ни слова ни в новостях, ни в других передачах. Я спрашивал американцев об этом — никто не видел и не слышал. Слово «демонизация» тоже произнесли они.

Но накачивание негативной информацией о русских и славянах происходит и более субтильным способом, без откровенной демонизации, но подводя слабые умы к положению о неполноценности, неспособности, ущербности этих народов и этносов. Это характерно для соответствующих «научных построений», внедрившихся в российскую науку, в Российскую академию наук ещё в первой четверти XVIII века, примером чего явилась норманнская теория. Показательно, что и современная РАН в части исторических наук держится исключительно за норманнскую теорию, суть которой в том, что славяне были тупые, неспособные ни к чему конструктивному, и всё передовое за них делали скандинавы: и ремёсла, и дипломатию, и военное дело, и всё остальное. Русское государство тоже, само собой, якобы скандинавы основали. И жило скандинавов на Руси якобы десятки, а то и сотни тысяч человек. Но когда ДНК-генеалогия показала, что потомков скандинавов нет ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии, ни в Литве, что категорично не оставляет от «норманнской теории» камня на камне, то норманисты сразу спрятались в тень, один Л. Клейн, лидер российского норманизма, велел «норманнской теории» пока упокоиться в архиве «фейков и дутых пузырей». А куда ему было деваться? Ясно, что фейк и дутый пузырь.

Но это, если с патриотической точки зрения, что Клейну, конечно, несвойственно. Было несвойственно: его уже с нами нет. Но фраза у Клейна имела совсем иное значение: что никакой норманнской теории нет, да и не нужна она. И без неё ясно, что скандинавов на Руси жило видимо-невидимо, и они всё на Руси основали, тут и спора нет. Обычный приём русофобов и либералов (в смысле пораженцев, прозападников): мол, не надо и спорить, всё и так ясно, что Россия вторична, страна дикая, никому не нужная.

Отдельное место в информационной войне силами якобы «науки» занимают «концепции», что древних славян не было, как не было и древних русов. По замыслам этих «учёных» как славяне, так и русы выпрыгнули из некой исторической табакерки: первые — в середине I тысячелетия нашей эры, а то и вообще в VII веке нашей эры, вторые — в конце I тысячелетия нашей эры. Предков ни у тех, ни у других просто не было, да их предки «учёных» и не интересуют. Информационная война же, какие предки?

Раннеславянские археологические культуры, например, лужицкая (конец II тысячелетия до нашей эры — середина I тысячелетия до нашей эры, или 3200–2400 лет назад), и последующая цепь славянских культур их тоже не интересуют, как и то, что корни лужицкой культуры уходят, как выяснилось методами ДНК-генеалогии, в фатьяновскую культуру (4900–4000 лет назад), а той — в культуру шнуровой керамики (5200–4300 лет назад, гаплогруппа R1a-Z645-Z280), а той — к ранним ариям (5500 лет назад, гаплогруппа R1a-Z645). Почему же тогда древних славян не было? А потому, что так надо, потому что именно под славян придумано определение, что славяне — это носители языка, который, по бесконечной мудрости лингвистов, образовался только 1300 лет назад. Поэтому славян раньше этого времени быть не может.

Германцам, например, в этом отношении повезло больше, у древних германцев срока давности нет. Как и у древних скандинавов, древних китайцев, древних японцев, американских индейцев и у кого угодно. А вот древних славян и древних русов не было. Когда Л.П. Грот (профессиональный историк) и автор этих строк назвали представителей фатьяновской культуры древними русами и не просто назвали, а дали обоснования, в том числе и то, что, по данным ДНК-генеалогии, они — прямые предки половины современных этнических русских, историки и любители зашумели, мол, как же так, ведь не было древних русов... Не было в природе. Глубоко пустила свои корни информационная война, местами уже доходит и до откровенной русофобии…

Флорин Курта (Florin Curta), профессор средневековой истории и археологии исторического факультета университета во Флориде (США), сам — выходец из бывшей Югославии, опубликовал в журнале Starohrvatska prosvjeta (2015) статью на 17 страницах под названием «Четыре вопроса для тех, кто всё ещё верит в доисторических славян и другие сказки»… И что же там за четыре вопроса?

Вопрос первый: «Если славянская этничность определяется языком, как люди могут говорить по-славянски, не будучи славянами?» Здесь профессор, видимо, напутал с вопросом и хотел спросить: «Как люди могут быть славянами, не говоря по-славянски?» Здесь опять типичный пример схоластики. Заранее ставится искусственное ограничение, и всё остальное автоматически выводится за его пределы… провозглашается, что до VII века нашей эры славянских языков не было. Но кто из них на самом деле знает, какие языки были у ранних славян лужицкой культуры 3200 лет назад, в конце II-го тысячелетия до нашей эры? На каком основании провозглашается, что у них не было «славянского самосознания»? Можно подумать, что критику это доподлинно известно. Ему, видимо, древние славяне сами рассказали, что у них не было самосознания… Нельзя ограничивать историю славян «славянским языком», что есть понятие гибкое, со временем переменчивое и к тому же, самое главное, — отдано на откуп лингвистам, с их хроническими ошибками и недоразумениями в отношении датировок и классификаций. Далее: «славянский этнос», чем обычно манипулируют «критики», не есть понятие, чётко определённое. На самом деле такого понятия нет. Поляки и русские — славяне, но этносы у них разные, язык разный, территории разные, религия разная. А Флорин Курта постоянно напирает на «славянский этнос», который возник только якобы во второй половине I тысячелетия до нашей эры, а раньше его не было, значит, не было и древних славян.

Замечаете махинации, передёргивание? Выходит, те, кто бился на реке Толлензе на территории раннеславянской лужицкой культуры, защищая свои земли, не имели не только самосознания, но и языка, традиций, верований. Какого же рожна, говоря изысканным научным языком, они вообще бились своими палицами, как показали археологические данные? Не надо было биться, и пили бы баварское пиво, следуя призывам подобных «критиков».

Любопытно и то, что, как пишет профессор Курта, никто не знает, какой язык был у ранних славян. То, чем оперируют лингвисты, по словам Курты, не есть реальный язык, а есть некий искусственный лингвистический конструкт, которому нет ни единицы доказательств или свидетельств. Нет его ни у склавенов, ни у антов и вообще ни у кого из древних славян. Лингвисты, видимо, не имеют понятия, что славяне 3200 лет назад (R1a-Z280 и R1a-M458) всего лишь за две тысячи лет до того разошлись с южными ариями (R1a-Z93) и их, ранних славян и ариев, общие предки всего лишь за 1300 лет до того жили на Русской равнине, а за 1300 лет, согласно принципам лексикостатистики, в стословнике ранних славян и ариев сохраняется 36% общих слов. Более трети! Что, лингвисты и об этом не знают? Видимо, не знают, раз помещают расхождение славянских языков с арийскими на 6900 лет назад.

Как мы видим, первый вопрос Флорина Курты не имеет отношения к древней истории славян, является чисто схоластическим и отражает низкий уровень вхождения в историю славян. Притягивание к этому «этничности» не помогает делу, а только запутывает самого «критика».

Переходим ко второму вопросу: «Если прародина славян, во времена их пребывания в состоянии недифференцируемой этничности, была в Восточной Европе, с наиболее архаичными славянскими именами рек, почему в том регионе находят отдельные друг от друга археологические культуры?» На что можно встречно спросить: а почему там должна быть всего одна культура — что, от Германии до Урала?.. Если начать с культуры шнуровой керамики (хотя можно и ранее), то она перешла в фатьяновскую, которая перешла в тшинецкую, далее — в лужицкую, та — в поморскую, далее — в культуру подклошевых погребений, пшеворскую, зарубинецкую и так далее, с выходом уже в новую эру. И все эти археологические культуры, заметьте, в Восточной Европе, и все разные.

А про реки давно ответил В.В. Седов в своей книге "Происхождение и ранняя история славян": «До недавнего времени в научной литературе господствовало ошибочное положение, согласно которому областью первоначального жительства славян считались районы наибольшего сосредоточения славянской гидронимики или районы с чисто славянскими водными названиями. В действительности наблюдается обратная картина...», а именно, что это, оказывается, районы миграций, в том числе и миграций недавних… Помимо того, как отмечает В.В. Седов, «праславянская гидронимика пока не поддаётся стратиграфическому членению». Тем не менее, исходя из наблюдений Т. Лер-Сплавиньского и С. Роспонда относительно водных названий на пространстве между Одером и Днепром и выделения ими зоны первичной гидронимики (бассейны Одера и Вислы) и зоны с производными словообразовательными формами (Среднее Поднепровье), В.В. Седов полагает, что «междуречье Вислы и Одера нужно рассматривать в качестве более древнего славянского ареала». Заметим, что «в качестве более древнего», а не «прародины». Междуречье Вислы и Одера и западная сторона Одера — это территории лужицкой и поморской культур, действительно, раннеславянских.

Для меня, занимающегося ДНК-генеалогией, совершенно очевидна порочность «логики» профессора истории и археологии Ф. Курты, по которой ранние славяне не могли быть настоящим этносом, поскольку у них было слишком много археологических культур, которые к тому же не могли относиться к антам или к склавенам, согласно письменным источникам; и потому нет никакой возможности описать историю доисторических славян между поздним железным веком и ранним Средневековьем, её просто не существует...

Вообще, где есть «логика» в понимании «критика», там открытий не ожидается. «Логика» в исполнении критика связывает две точки прямой линией, а в реальном мире часто бывает не так. Курта исходит из того, что на переходе старой эры в новую непременно должен быть один и только один славянский этнос, и ему должна соответствовать одна и только одна археологическая культура. Если две, то они должны быть строго связаны одна с другой материальными признаками и быть в чётких границах одного «славянского этноса». А археология показывает, что были разные части, не связываемые ранними материальными признаками, которые перемещались отдельно одна от другой: одна — севернее и северо-восточнее, другая — юго-западнее, на Дунае.

Надо сказать, что попытки объединить эти разные части весьма распространены в современных исторической и лингвистической науках. О.Н. Трубачёв писал в своей работе "Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования": «Чем были вызваны вторжения славян в VI веке в придунайские земли и далее на юг? Союзом с аварами? Слабостью Рима и Константинополя? Или толчок к ним дали устойчивые предания о древнем проживании по Дунаю? Может быть, тогда вся эта знаменитая дунайско-балканская миграция славян приобретёт смысл реконкисты, обратного завоевания, правда, в силу благоприятной конъюнктуры и увлекающегося нрава славян, несколько вышедшего из берегов... Чем иным, как не памятью о былом житье на Дунае, отдают, например, старые песни о Дунае у восточных славян — народов, заметим, на памяти письменной истории никогда на Дунае (Среднем Дунае) не живших и в раннесредневековые балканские походы не ходивших...»

Как видно, имеем явное противоречие. Историк утверждает, со ссылками на исторические труды, что никаких миграций славян с Днепра на Дунай не было, археология не показывает для того никаких материальных признаков. Лингвист, напротив, утверждает, что славяне вторглись в придунайские земли и далее на юг, хотя затем сообщает, что восточные славяне на памяти письменной истории на Балканы и Дунай не ходили. При этом историк делает заключение, что раз славяне были разные, разъединённые, и материальные связи между ними не прослеживаются, то не было единого славянского этноса, а значит, древних славян вообще не было, они являются «сказкой».

И вот здесь на сцену выходит ДНК-генеалогия, которая нашла ответ на этот «конандрум» или сложную загадку с противоречивыми вводными данными или соображениями. Дело в том, что восточные славяне и южные славяне и были поначалу разделены, это разные исторические роды, с разной историей. Восточные славяне — гаплогруппа R1a-Z280, южные, на Дунае, — гаплогруппа I2a-Y3120.

Носители гаплогруппы I2a были почти полностью истреблены, начиная с середины III тысячелетия до нашей эры, в ходе заселения Европы эрбинами, носителями гаплогруппы R1b. Они начали возрождаться после прохождения «бутылочного горлышка выживания» только в конце прошлой эры, начиная со II века до нашей эры… С конца старой эры носители гаплогруппы I2a-Y3120 пошли в рост, и он, видимо, был быстрый. На определённом историческом отрезке времени носители гаплогруппы I2a-Y3120 влились в славянское содружество, перешли на славянские языки и стали южными славянами. В настоящее время доля гаплогруппы I2a-Y3120 составляет 71% у боснийских хорват, 56% в Боснии и Герцеговине, 33% у сербов, 30% у черногорцев, 26% у румын, от 11% до 21% у русских, белорусов и украинцев, но только 1,5% её в Германии, и она отсутствует во Франции, Бельгии, Финляндии.

Поэтому в конце прошлой эры — начале нашей эры «общей этничности» восточных и южных славян и быть не могло, но это вовсе не означает, что древних славян не было, что не было их истории. Славяне в «доисторический период», то есть, по понятиям Флорина Курты, ранее II века нашей эры, были только с гаплогруппой R1a, они не были дунайскими, но были восточными по происхождению, с корнями в фатьяновской культуре, с последующим смещением на запад и северо-запад, к Прибалтике, в висло-одерский регион и западнее, к территории лужицкой культуры. Исторические науки под воздействием некритически воспринятой "Повести временных лет" создали представления о «дунайской прародине славян», существенно исказив концепцию о славянском этногенезе.

На самом деле история гаплогруппы R1a на Балканах, Адриатике, в Малой Азии и на Апеннинах была намного более древней, сложной и более драматичной. Часть носителей гаплогруппы R1a-Z280 из фатьяновской культуры, а именно её восточнокарпатской ветви, передвинулись на Балканы, далее в Малую Азию, в Пафлагонию (южная сторона Чёрного моря) и Лидию и, после падения Трои в конце II тысячелетия до нашей эры, были вывезены под именем энетов или венетов на Апеннины и в Иллирию, в северную часть Адриатики. Называть их славянами, или венетами, или как-то по-другому — это вопрос к специалистам по этногенезу, хотя, признаться, их концепции и методы работы доверия нисколько не внушают. Скорее можно сослаться на "Повесть временных лет" в изложении В.Н. Татищева, по тексту «яже суть словяне, жили близ Сирии и в Пафлагонии», и далее: «По многих же временах пришед, вселились словяне по Дунаю и в горах...» Потомков тех носителей гаплогруппы R1a на Балканах осталось относительно мало — 15% в Боснии и Герцеговине, 16% среди боснийцев, 24% среди хорват, 14% среди македонцев, 8% среди черногорцев, 16% среди сербов — в основном это субклад R1a-Z280, немного западнославянского и центральноевропейского субклада R1a-M458. Но доминирует там, как показано выше, южнославянская гаплогруппа I2a-Y3120…

Вопрос третий: «Почему нет археологических свидетельств славянских миграций на западные Балканы?» Нет проблем, ДНК-генеалогия это объяснила, см. ответ на предыдущий вопрос. На Балканах были другие славяне, южные, гаплогруппы I2a-Y3120, в отличие от восточных славян, гаплогруппы R1a.

Кстати, не надо понимать слова «восточные» буквально, люди передвигались миграциями, переходили от региона к региону. «Восточные» здесь лишь только потому, что переход ариев из Европы на восток около 5000–4500 лет назад привёл к образованию фатьяновской культуры (4900–4000 лет назад), которая в части передвинулась опять на запад, в висло-одерский регион и регион лужицкой культуры, ещё западнее, так что технически балтийские славяне стали «западными». Более поздняя зарубинецкая культура стала опять южнее и «восточнее», по отношению к дунайским культурам гаплогруппы I2a-Y3120. Кстати, я каждый раз пишу Y3120 потому, что гаплогруппа I2a включает две важные ветви — M223 и Y3120, где первая наблюдается в Западной Европе, правда, в относительно небольших количествах (не более 4–6%), и в Восточной Европе её почти нет, а Y3120 — южнославянская ветвь, которой почти нет в Западной Европе. Гаплогруппа I2a, одна из древнейших гаплогрупп в Европе, разорвалась на эти две части в ходе геноцида в Европе 4500–4000 лет назад, в ходе заселения Европы эрбинами, носителями гаплогруппы R1b. Поэтому, повторяю, есть две основных ветви гаплогруппы I2a: одна на Западе, другая на Востоке Европы.

Когда именно и на какой территории носители гаплогруппы I2a-Y3120 слились с носителями гаплогруппы R1a, переняв у последних язык или выработав общий, который, кстати, не сильно отличается от древнего арийского языка (54% сходства базовой лексики у современного русского языка с древнеиндийским языком, остальные славянские языки показывают подобную схожесть базовой лексики), ответа у историков и лингвистов пока, видимо, нет. Возможно, это завершилось на первом этапе к VI–VII векам нашей эры, что историки и лингвисты приняли за «образование славян», не особо понимая, как это произошло и какие исторические процессы вели к этой датировке. Говорить, что «славян до того не было», — это, мягко выражаясь, непрофессионализм.

Но как это отсутствие «археологических свидетельств» обосновывает Флорин Курта, который, будучи исходно балканцем, должен обладать некоторым «внутренним чутьём» того, что касается его родины. Это чутьё, видимо, ему подсказывает, что славяне гаплогруппы R1a на западные Балканы не приходили, во всяком случае, в конце прошлой — начале нашей эры. В общем, так, видимо, оно и было, точнее, не было. Какие основания он приводит? Любопытно посмотреть на это глазами недруга «славянского национализма». При этом понятие «национализм» он не расшифровывает, не раскрывает, определений не даёт. Видимо, это именно данные о древности славянских корней. Для недругов славян это уже само по себе плохо, это «поднимание безобразной головы змеи, живущей под землёй», как он сообщает во введении к своей статье.

Профессор Курта в своих рассуждениях вновь и вновь исходит из ложного посыла, что миграции на Балканы должны были исходить из пражской культуры на Западной Украине. А поскольку он отказывается рассматривать данные ДНК-генеалогии, то обречён на принципиальные ошибки: не может популяция R1a породить популяцию I2a, это разные популяции и разные славяне. Мы опять видим, как легко многим историкам впасть в эти ошибки, с их неспособностью рассматривать другие, альтернативные, варианты объяснений. Они постоянно стремятся связать две точки одной прямой линией, хотя там могут быть любые загогулины. Им надо, чтобы древние славяне на стыке эр непременно имели один этнос, а то, что славяне и этносы, а также происхождение разных групп славян было разное, для их ментальности непостижимо. Курта жонглирует различными «условиями», «фундаментальными исходными положениями», понятиями «этноса», «культуры», а король оказывается голый. Неприменимо всё это к исторической реальности древних славян, разные они были. Не знаю, как там насчёт «этноса», но истории гаплогруппы, рода, популяций были разные, и вся эта акробатика историка Курты разбивается о реальность истории славян.

Он играет на шахматной доске, не делая разницы между белыми и чёрными фигурами, и не понимает, почему всё время получается ерунда. По его разумению, миграции славян на Балканы должны были начинаться с пражской культуры на Западной Украине, но на Балканах их следов почему-то нет. Он не понимает, почему численность населения (и число поселений) в пражской культуре, которую он почему-то принимает за «прародину» славян, не уменьшается вследствие миграции (на Балканы), а, напротив, увеличивается от V-го века к VI-му, VII-му и VIII-му. И вообще, недоумевает Курта, если жизнь в тех поселениях была такой хорошей, что население росло, как на дрожжах, зачем им надо было мигрировать на отдалённые территории современных Словении и Хорватии? Да вот так, они мнение Курты не спросили, а другие вовсе и не мигрировали. Сейчас в Словении носителей гаплогруппы R1a 38%, в Хорватии — 24%, причём это те же гаплогруппы, что и в России, и на Украине. Так что миграции определённо были, и массовые, просто Курта о них не знает. Да и мы не знаем, какова была их динамика: возможно, это были миграции конца I тысячелетия нашей эры, а возможно и позже, хотя миллионных миграций в древности обычно не бывало, это должны быть потомки древних миграций. Но хотя мы тоже не знаем, мы не заклинаем, что у славян не было древней истории, а Курта заклинает, не обладая достаточными знаниями. Вот в чём принципиальная проблема.

Четвёртый вопрос Курта, он же последний: «Если ранние славяне северо-западных Балкан имели особые формы социальной организации, почему их не было на прародине славян в Восточной Европе, до или после предполагаемой миграции»? Ответ на этот вопрос мы дали ранее — это были другие славяне.

Историки часто являются жертвой вводимых ими же терминов, и как только они, термины, приняты, от них нельзя отступать. Раз назвали «славяне» — значит, всё, все одинаковы, один этнос, одна территория, один язык. В науках естественных проще, раз есть данные, что славяне были разные, значит, появляются славяне-I и славяне-II или славяне-R1a и славяне-I2a, а то и славяне-N1а1 и славяне-R1b. Даже если принять, что славяне — это те, кто говорят на языках славянской группы, если на этих языках говорят в настоящее время носители R1a, I2a, N1a1, R1b, E1b, G2a и другие, значит, они славяне. Они же, как правило, не знают, что относятся к перечисленным родам-гаплогруппам, но то, что у них русский, он же славянский, язык — родной, они знают точно.

В науках исторических это приводит порой к резкому дискомфорту, граничащему с паранойей. Как можно менять или вводить новые термины, это же недопустимо! Они не понимают, что наука не стоит на месте, она динамично изменяется, когда совокупность старых терминов не в состоянии описать новые, открытые явления. Вспомним шум на грани истерики, когда ДНК-генеалогия ввела понятие ариев как род носителей гаплогруппы R1a, которые пришли в Индию в середине II тысячелетия до нашей эры. Как можно, арии — это же язык! Нет, дорогие, арии — это люди. Язык — сопутствующий. То же справедливо и в отношении русов как насельников фатьяновской культуры — как можно, этого же нет в источниках?! А вот так, можно. Появились новые источники, как это (для догматов-историков или лингвистов) ни прискорбно.

Так и здесь: славяне были разные, разных родов, поначалу, возможно, с разными языками. А потом стали славянами с близкими языками, славянской языковой группы, в целом понятными всем славянам: языки русский, украинский, белорусский, польский, сербский, чешский, словацкий, болгарский. И этносы сейчас разные: поляки — это другой этнос, нежели русские. И сербы — другой этнос. Но история славян есть, есть и древняя история славян, которая расходится корнями в разные стороны. История славян гаплогруппы R1a — самая древняя, уходит на 5000 лет назад (но можно и удревнять, при выставлении соответствующих определений), она почти в те же времена становится историей русов фатьяновской культуры. История славян гаплогруппы N1а1 помоложе, видна примерно с глубины в 2500 лет назад, со времени формирования южнобалтийских славян, при образовании содружества носителей гаплогрупп R1a и N1а1. У современных балтов, литовцев и латышей этих гаплогрупп примерно поровну, по 40%. История южных славян гаплогруппы I2a ещё моложе, ей примерно 2200 лет. И бесполезно искать в древности их общий этнос, нет такого. А если его нет, то бесполезно объявлять, что «древних славян не существует», это только публично показывать свою агрессивную безграмотность. Надо попытаться понять, а не поднимать свою «безобразную голову», как нам продемонстрировал флоридский профессор своей статьёй в хорватском журнале.

Из книги "Происхождение народов. Очерки ДНК-генеалогии". (М.: Наше Завтра, 2021. – 624 с.)

Анатолий Клёсов




Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

132