banner
Май 14, 2022
50 Просмотров

Адекватная реакция России на глобальные вызовы

3 мая Владимир Путин подписал указ «О применении ответных специальных экономических мер в связи с недружественными действиями некоторых иностранных государств и международных организаций». 11 мая Михаил Мишустин утвердил список компаний, попавших под «специальные экономические меры».  

В список вошла 31 компания. Согласно тексту указа, органам государственной власти, организациям и физическим лицам, находящимся под юрисдикцией России, запрещаются любые финансовые операции с попавшими в список юридическими и физическими лицами, включая подконтрольные им компании. Под запрет также попал вывоз российской продукции и сырья в их адрес.  

Ответные меры введены против польского оператора трубопровода «Ямал-Европа» EuRoPol Gaz (поставки газа остановлены), против торговой группы компаний Wingaz/WIEH/WIEE (поставки российского газа в Венгрию, Болгарию, Германию, Англию, Бенилюкс), против Astora GmbH (подземные газовые хранилища в Германии). Под удар также попали выведенные из-под контроля «Газпрома» торговые предприятия в Австрии, Чехии, Франции, Сингапуре, Румынии, Италии и США.  

На Западе вновь запустили старый мотив об использовании Россией углеводородов в качестве оружия. Да, это так. Углеводороды – оружие. Так же как оружием являются финансы и технологии. В условиях войны оружием становится все, что приносит выгоду одной стороне, а ущерб – другой. А то, что против России сегодня ведется война, на Западе уже никто не скрывает. И начинала эту войну не Москва. 

Три года назад (в конце апреля 2019 года) RAND Corporation опубликовала доклад «Перенапряжение сил России и ее дестабилизация: оценка вариантов воздействия через издержки» (Overextending and Unbalancing Russia: Assessing the Impact of Cost-Imposing Options). В основу доклада легла концепция долгосрочной стратегической конкуренции (разработана в 1972 году при участии RAND), которая принесла США успех в Холодной войне.  

Сутью концепции был отказ от конкуренции с СССР по всем позициям и концентрация на отраслях, где у США уже есть преимущество. Целью – загнать Москву на заведомо проигрышную поляну, заставив перенаправить ресурсы в сферы, представляющие наименьшие угрозы для Америки и требующие наибольших затрат со стороны Советского Союза («Догнать и перегнать!»). 

Как показал очередной доклад RAND Corporation, за 50 лет подходы США к ведению конкурентной войны не изменились. Основой является внутриполитическая дестабилизация с помощью экономического, геополитического, идеологического, военного и информационного инструментария.  

Военную сферу авторы доклада считают сильной стороной России, воздействие на нее – менее продуктивным. Метод вычитания показывает, что основными направлениями давления на Россию признаны экономика, геополитика, идеология и информация. Далее по пунктам и по мерам реализации, не позволяющим говорить об умозрительности аналитиков RAND.  

Экономика.  

Ограничение развития России через введение глубоких торговых и финансовых санкций, рост объемов производства энергоресурсов вне России, принуждение Евросоюза к переходу на импорт СПГ. (Все меры уже реализуются). Поощрение оттока из России квалифицированной рабочей силы и хорошо образованной молодежи.  

Геополитика. 

Расширение связей США со странами Закавказья, усиление поддержки сирийских повстанцев, дестабилизация Центральной Азии и либерализация Белоруссии. При слабых результатах на данных направлениях концентрация усилий на обеспечении вооружением Украины. Поставки оружия и консультационные услуги должны наращивать издержки России, но не провоцировать прямой конфликт, который обеспечит России очевидные преимущества. (Буквально по нотам). 

Идеология и информация. 

Снижение доверия населения к избирательной системе, формирование представления о коррумпированности государства, поощрение уличного протестного движения и деятельность по подрыву имиджа России за рубежом в виде бойкота и отстранения от крупных международных спортивных состязаний. (Добавилась еще и тема культурного бойкота). 

Военная сфера. 

Рост инвестиций в системы ПРО – финансово неоправданная стратегия. Ответные меры России значительно менее затратны, чем для США. Конфликт в Черном море чреват политическими и логистическими потерями, несопоставимыми с потерями России. Наращивание сухопутных сил НАТО в Европе окажет ограниченное влияние на Россию. 

Наиболее предпочтительным является выход из соглашений по контролю над ядерными вооружениями, дополнительное развертывание тактического ядерного оружия и перебазирование авиации к границам России. (Последний рубеж). 

Простое перечисление показывает, что давление на Россию носит не ситуативный (рефлекторный) характер. Идет системная (просчитанная в долгосрочной перспективе) антироссийская кампания – полномасштабная война на экономическом, идеологическом и информационном фронте. 

Процесс разнесен по разным уголкам человеческого бытия. Проблема осознания происходящего в том, что мир столкнулся с качественно иной, не имеющей исторических аналогов, фазой развития. Конфликт развивается между участниками глобальной цепочки производства, а воспринимаем мы его в привычной «национальной» метрике, как противостояние экономически самодостаточных систем. 

Конфликтуют сегменты «единого организма», распадающегося прямо на наших глазах. Идет тестирование национальных сегментов общего механизма на предмет выживания (воссоздание самодостаточного производственного контура).  Казалось, что за 30 последних лет финансовому рынку удалось, если и не разрушить, то серьезно размыть государственные границы, в которых ранее замыкались производственные циклы. Кризис 2008 года показал, что не удалось. 

Единство мировой экономики сложилось в финансовой сфере, а общий контрактный режим не появился. Национальные экономики кооперировались через долг и кредит, обмен правами требования (акции). Инвестиционный механизм вывели в наднациональное пространство, а производство и сырье сохранили национальный режим управления.  

Кризис показал, что якобы общий инвестиционный механизм имеет ярко выраженный национальный характер, регулируется политически, а равный доступ к кредитным ресурсам не более чем миф.  Конфликт вышел за пределы узкоэкономической трактовки глобализации, затрагивающей ценностные основы общества и требующей смены национальных правовых режимов. 

Оказалось, что невозможно построить общую экономику на принципах общей выгоды, сохраняя при этом политические различия в области безопасности, социальной политики и отношений с третьими странами. Одной костью стаю голодных псов не накормить.  

В полностью автономном режиме сегодня ни одна национальная экономика нежизнеспособна. Участники глобального конфликта достраивают себя с помощью региональной кооперации. Каждый из них использует как аргумент свое конкурентное преимущество, ту часть национальной экономики, которая представлена в глобальной производственной цепочке. Политически это можно охарактеризовать как создание под себя новых «пространств доверия» (ШОС, БРИКС, АУКУС). 

Прежняя финансовая система поддерживать вновь возникающую экономическую архитектуру не может, и не обязана. Означает ли ренессанс блокового строительства, что проект глобализации на основе единого центра инвестиций закрыт, вопрос не простой. Будущее закредитовано на десятки лет вперед, векселя выписаны, прибыли распределены, оператору проекта выбора не оставлено.  

Сутевым содержанием глобального конфликта является дилемма: смогут ли Китай и Россия (плюс Индия) создать новую финансовую систему, чтобы использовать собственные сбережения и привлекать капиталы без оглядки на США; или Вашингтон удержит производящий и ресурсный сектор мировой экономики в «долларовой юрисдикции», обеспечив ликвидность выданных гарантий и взятых на себя обязательств. 

Главный урок глобализации заключается в том, что признанные «эталонными» социальные модели США и Европы неконвертируемы в общемировом масштабе. Конфликт вышел за рамки экономических противоречий. Договариваться надо не об инвестициях и создании новых рынков (источники стоимости), а о новых образах жизни.  

Вновь формируемые социальные модели России, Китая и Индии готовы и способны отстаивать свою идентичность. Экономические противоречия уперлись не в национальные, а социокультурные границы. Если говорить о России, то санкции против Достоевского и Чайковского показывают: воюет «цивилизованный мир» не с политическим режимом, а с культурным феноменом России. 

Превратить Россию в «нормальную Португалию», как показал опыт, невозможно. Поэтому цель не в смене курса, а в уничтожении исторической субъектности. Цель – объявить Россию тупиковой ветвью развития (стереть из мировой истории). 

Сегодняшняя война носит комплексный характер, а оценивать ее мы пытаемся по разрозненным фрагментам пазла. Нас поэтапно исключали из пространства общей нормы, но мы все это время медленно и печально продолжали исполнять свои обязательства перед насильниками.  

Введя ответные «газовые» санкции, Россия впервые адекватно отреагировала в экономической сфере на вставшие перед ней глобальные вызовы.

Article Categories:
Политика

Добавить комментарий

130